aD MARGINEM

РЕЧЬ ПО «КАВКАЗСКОМУ ЗАПРОСУ» В ДУМЕ -2

Барон Нольде говорит, что армяне не стремятся к сепаратизму. Центр армянского сепаратизма и наиболее характерные проявления его могут быть видны, несомненно, из всей истории армянской церкви. С 1828 г., т. е. с момента, когда по Туркманчайскому миру были присоединены ханства Нахичеванское и Эриванское, и Эрзерум вошел в состав России -

 

 

После осведомленности Пуришкевича о событиях в Иране, его вопиющая ошибка по поводу истории России вызывает удивление. Эрзерум, конечно, не вошел в состав России, а просто был занят в 1829 году, а затем освобожден по условиям мирного договора.

 

 

— именно это есть основа, начало того движения, которое потом разрослось, и которое характеризовало в прошлом и характеризует теперь ту систему, те принципы, которых держалась и центральная правительственная власть, и власть на месте. Но раньше, чем говорить об этом, я позволю себе, чтобы рельефнее оттенить и сделать более понятным размеры сепаратистических тенденций армян на Кавказе, — упомянуть о важнейшем событии на Кавказе, которое замалчивает сейчас армянская печать, работая под сурдинку, но которого не должна замалчивать русская Государственная Дума, а своим сильным вотумом, своим словом должна наложить на него veto. Я разумею прежде всего и раньше всего так называемый Бакинский Армянский культурный союз, созданный в 1906 г., развивающийся и растущий с каждым днем все более и более, как сказочный богатырь.

 

 

Союз основан в 1906 г. в Баку по инициативе и на средства инженера - промышленника Константина Хатисяна (1864-1913), который был бессменным его председателем до своей кончины. Имел литературный, драматический, образовательный, издательский отделы, выступал с инициативами, на всей территории «Закавказья» - например, по всему региону был объявлен сбор средств на установку памятника Хачатуру Абовяну.  Союз прекратил свою деятельность после революции 1917 года.

 

 

В то время, как перед самым лицом наместника армяне, окружая его дворец и влияя на него тем или иным путем при посредстве его приближенных, действуют только путем Captatio benevolentiae (снискание расположения. – Прим. К.А.), в это время в Баку работает тот союз, задача которого полная обособленность армянского племени, «великого армянского народа», армянской нации, в целях создания той Великой Армении, о которой я только что упоминал. Союз этот возник в июне 1906 г. Когда устав его был представлен на утверждение правящей власти, то русский герой генерал Фаддеев категорически отказал в утверждении устава, так как находил, что он носит все симптомы антигосударственности и что такой союз в России существовать не может. Но армяне обратились туда, откуда им нет отказа, — и по приказанию наместника 23 июня 1906 г. устав союза был утвержден. Во главе его стал инженер Хатисов, один из наиболее видных деятелей революционного движения 1905 г., брат не менее знаменитого революционного деятеля Хатисова, члена управы в Тифлисе. (Александр Хатисов с 1910 по 1917 был мэром Тифлиса, в 1917 возглавил Армянское национальное бюро, был министром иностранных дел и премьером Первой республики. – Прим. К.А.) Пределы деятельности союза были обозначены очень скромно: одна только Бакинская губ., но фактически в ближайшие дни он далеко расширил свою деятельность. Теперь и в Тифлисе, и в Кутаисе, и в Баку, — где хотите, можете встретить деятелей этого союза, пропагандирующих дело и спаивающих армян (в смысле «спаять» в единое целое. – Прим. К.А.), — не интеллигенцию, а народ, который до настоящего времени был чужд каких бы то ни было политических течений, был мирным и занимался своим рабочим сельским трудом (Гегечкори, с места: это ваши галлюцинации). Интереснее всего, что вначале они отпечатали устав этого союза в количестве десятков тысяч экземпляров на армянском и русском языках, но сейчас русский человек не может ни за какие деньги достать единый экземпляр этого устава. Все было изъято из продажи, из обращения, потому что поднялись возгласы на местах русских людей, высказывавших негодование против того, что русская власть утвердила этот устав, а кое-кто шепотом стал разбираться в его значении. Вот, г.г., основные положения этого союза. Первая цель его, официальная, так сказать, мирная цель — это культурное и экономическое развитие армян, развитие путем упорядочения школ армянских, даровое всеобщее обучение, лекции, чтения, курсы, летучие школы, развитие библиотечного дела в городах и селах, летучие библиотеки, курсы для воспитательниц, нянь и бонн, — словом, изъятие всего дела народного образования из ведения Министерства народного просвещения. (Смех слева: да это настоящая революция) До вас еще дойдет дело... (Смех слева). Затем, вторая обязанность — это расширение и упорядочение издательского дела, издание армянских учебников, создание газет и журналов армянских, свобода и развитие армянского языка, толковые словари, энциклопедические армянские словари, расширение и упорядочение армянского театрального дела — драматические курсы, создание трупп, театральная литература, оборудование армянских театров... (Смех слева.) Господа! Неужели вы не понимаете, смотря на «Большого человека» теперь в театре, что значит театр и какое впечатление может он произвести на общественное мнение, давая направление общественной мысли? (Речь о пьесе И. Колышко «Большой человек», где в образе главного героя был выведен бывший премьер С. Ю. Витте. В 1908 году в кинотеатрах шел немой короткометражный фильм по этой пьесе. – Прим. К.А.) (Шум. Звонок председателя.)

Председатель. Покорнейше прошу не переговариваться с мест.

Пуришкевич.Засим армянское искусство, воскрешение памятников армянского эпоса, — словом, всего того, что может воспитывать и образовывать в национальном духе. Далее экономическая сторона устава — посредничество при покупке земель и переход земель в армянские руки. Интереснее всего то, что в отчете Наместника указывается, что все стремления его клонятся к тому, чтобы по возможности больше населить Кавказ русскими переселенцами, и вот в то время, как во Всеподданнейшем отчете, изображается такая сторона его деятельности, он другой рукой утверждает устав того союза, той организации, которая задается целью и прямо, и косвенно не дать возможности никакими путями расшириться русскому землевладению, а расти армянскому. Об этом может подробнее сказать со временем депутат Сагателян, который перед приездом в Государственную Думу был вместе с деп. Гегечкори на заседании комитета этого союза, где объединились их грузинская и армянская фракции и где им было сказано: ты социал-демократ, но раньше всего ты грузин и армянин, поэтому вы должны совместно отстаивать интересы грузин и армян, и те директивы, которые мы дадим вам в смысле земельном, вы должны проводить и во что бы то ни стало отстаивать в Государственной Думе. (Шум. Звонок председателя. Гегечкори, с места: откуда это вам известно?) Да-с!.. Засим, дальнейший вопрос — вопрос физического развития, т. е. устройство гимнастических обществ. Там не сказано, в силу опаски, о стрелковых обществах, т. е. о тех обществах, которые подготовили финляндское восстание (Имеется в виду всеобщая забастовка в Финляндии в ноябре 1905 года, в результате которой царизм вынужден был отменить ряд законов 1899-1901 гг., резко ограничивавших автономию Великого княжества Финляндского. В 1907 году после окончательного подавления революции царизм вернулся к политике ограничений национальных прав в Финляндии. – Прим. К.А.), но там категорически, в параграфах устава этого союза, указано на необходимость развития гимнастических обществ и обучения населения владению оружием. Засим следуют общественные обязанности, т. е. те обязанности, которые берет на себя уже центральное бюро; это — реагирование на общественные запросы с армянской точки зрения. Затем, методы борьбы с народностями, которые окружают армян, преимущественно с русскими, установление отношений к соседям. Интереснее всего, что тут устанавливаются отношения к соседям, как будто бы это есть соседнее государство, с которым можно создать известное entente cordiale («сердечное согласие (фр.) – термин появился в связи с британо-французским соглашением 1904 года, завершилось создание Антанты британо-русским соглашением 1907 года. – Прим. К.А.) , пункты соглашения, на основании которых можно установить дружественные или другие отношения. Затем, выборная агитация для проведения армян на все общественные и государственные должности, какие только возможны. Организация союза такова: почетные, действительные и члены-соревнователи, причем каждый член вносит 2 процента обязательно из своих доходов, — больше не требуется, т. к. большинство членов этого же союза состоят членами общества «Дашнакцутюн», а в «Дашнакцутюне» они должны обязательно вносить 5 процентов своего дохода, в противном случае «секим-башка». (Смех справа.) Поэтому они входят туда с 2 процентами своего дохода, но, тем не менее, взнос 2 процентов обязателен. Засим, подписка о том, что каждый из господ, входящих в союз, должен принимать активное участие, а не ограничиваться участием только фиктивным, пассивным (Шум; смех слева). Союз делится на секции; каждая секция имеет свои определенные обязанности и определенные функции, имеет и свое бюро; председатели всех бюро составляют главное бюро, и это главное бюро дает директивы и управляет фактически Кавказом. Я указал уже на то, что средства союза — 2% отчисления доходов; помимо этого каждый, вступающий в число членов культурного, мирного союза должен обязательно вносить еще 3-месячный членский взнос единовременно в тот момент, когда он туда вступает. Таким образом, г.г., с разрешения кавказской администрации, Наместника на Кавказе гр. Воронцова-Дашкова, создана организация для объединения армянского сельского населения на Кавказе, так как союз работает преимущественно в селах, в школах, о чем я вам дальше укажу, которые до настоящего времени были совершенно чужды всяких политических тенденций. Мало того, из того, то вы изволите видеть, они стремятся, имея такие крупные отчисления, как 2% взнос и единовременный трехмесячный вступительный взнос, они стремятся создать свой собственный Государственный банк и поставить себя вне всякой зависимости от русского Государственного банка для того, чтобы иметь возможность легче и свободнее заниматься скупкой земель. Кто входит сюда главарями? Главарями входят сюда те же главари революционного движения, которых мы видели в 1905 г. с Хатисовым, который стоял во главе этого движения; далее дашнакцутюнская армянская интеллигенция, затем некоторые лица с неопределенной окраской, но таковых мало. Интереснее всего, что когда в Эривани думали открыть отделение этого союза и когда местная администрация не желала утвердить устав этого отделения, они обратились в Баку и настойчиво требовали утверждения, т. к. Эриванская губ. требовала, по их мнению, обармянения. В конечном результате получено было предписание обязательно и во что бы то ни стало утвердить устав, и устав был утвержден. Спрашивается, как относится русская власть, русская администрация, ко всему этому? Вот вам характерный факт: благодаря участию г. Петерсона, управляющего Канцелярией Наместника на Кавказе, после отъезда Хатисова, председателя этого союза, управляющим Бакинским отделением Государственного банка в фонд этого союза из русского Государственного банка было выдано 500 000 р.; то есть выдано на дело армянского сепаратизма культурному, экономическому армянскому союзу русских денег 500 000 р.

 

 

Ни позорное поражение в русско-японской войне, ни революция 1905 года ничему не научили ни самодержавие, ни русских правых, пытавшихся превратить империю Романовых в «русское» государство. Нелепые амбиции русификации «инородцев» или, по крайней мере, препятствий развитию «инородческих» культур, как основы возможного сепаратизма, только усиливались.

Описывать реальную деятельность бакниского Союза в контексте образцовых фальсификаций (когда крайне важно смешать вместе отдельные достоверные сведения и параноидальную ложь) Пуришкевича и других, поддерживаемых властью «истинно русских» патриотов, означало бы запоздало оправдываться. В той атмосфере, которая создавалась в России этими людьми, крамолой могло считаться все, что угодно, любое несанкционированное шевеление «инородцев».

Возьмем только один из множества примеров деятельности Союза:

«Давно  возникла мысль о необходимости построить в Ани, вне его стен, на площади, свободной от остатков  древности,  против  башни  с греческим  крестом странноприимный дом.  Когда по приглашению Армянского культурного союза (в Баку), в конце декабря 1907 года я прочитал лекции об Ани, благодаря стараниям устроителей  моего чтения,  на -месте было  собрано 1222 рубля на постройку странноприимного дома в Ани», - писал известный исследователь Н.Я.Марр.

Несложно догадаться, как бы отреагировал на этот фрагмент Пуришкевич, если бы текст попал тогда ему в руки. Ани – столица Армянского царства, строительство странноприимного дома означает поддержку паломничества в Ани, то есть пропаганду сепаратистской идеи возрождения Армянского царства или Великой Армении вплоть «до Воронежской губ» (см. первую часть). Почему-то все государственные чины и русские общественные деятели, пугавшие призраком армянского сепаратизма, считали, что армяне непременно хотят возродить именно средневековое царство.

 

Возникает резонный вопрос: если мы характеризуем обвинения Пуришкевича, как выходящие за рамки правдоподобия фальсификации, зачем же их перепечатывать и снова пускать в оборот? Но здесь, как и в других речах такого рода, есть важный аспект: конкретные обвинения почти параноидальны, но сами идеи думской речи вполне рациональны. Это попытка, не брезгуя никакими методами, атаковать наиболее прогрессивные «инородческие» элементы ради поддержки официального курса наи«национализациж империи». Такая «национализация» в кавычках не предполагала суверенитета русского народа, как предполагала, к примеру, Французская революция 1789 года для французов. Она имела целью укрепить самодержавие за счет союза с якобы «правящим народом» (на самом деле по-прежнему бесправным), который должен был руководствоваться сугубо имперскими интересами, направленными в первую очередь на подавление чужих национальных движений. 

При этом, будучи крайне этатистскими, монархическими по духу, речи правых выглядели остро оппозиционными, потому что могли быть и почти всегда бывали направлены против высоких должностных лиц, против всякого, кто воздерживался от крайне жестких мер. В этом конкретном случае при подтасовке фактов и нападках на Воронцова-Дашкова Пуришкевич опирался на поддержку премьера, но в других случаях правые патриоты-монархисты могли атаковать того или иного члена правительства или даже его главу и без поддержки «сверху». Примечательно, что они всегда выступали от имени как бы «слабой стороны» - империи, осажденной сонмом внутренних и внешних врагов, и одновременно русского народа, чьи права попираются, а достояние присваивается неусыпно и солидарно действующими разномастными иноверцами и инородцами.

Обсуждать таких авторов, как Пуришкевич, надо еще и потому, что в наши дни творения крайне правых «патриотов» переиздаются немалыми тиражами и на них воспитываются новые поколения последователей тех же идей. Армянофобия, конечно, занимает меньшее место в переиздаваемых «сочинениях», чем полонофобия или юдофобия, но, как только речь заходит о Кавказе, она сразу резко выступает на первый план.  

 

 

Господа! В печати раздаются голоса о необходимости закрытия этого союза. Не подлежит ни малейшему сомнению, если мы не хотим в будущем увидеть полнейшее революционизирование армянского сельского населения, того населения, которое до настоящего времени было чуждо всего этого, мы должны направить все усилия и принять все меры к тому, чтобы деятельность этого союза закрыть. Нужно помнить, что есть фанатики армянского дела — семья Лазаревых, Поповых. Один Попов пожертвовал более 50 000 р. на устройство школ в Борчалинском уезде Тифлисской губ. Таким образом вы видите, стремясь к известной определенной цели, они идут к этой цели прямо и неукоснительно, пользуясь тем, что власть в данную минуту им сочувствует и что в каждый данный момент они могут найти доступ ко дворцу Наместника, чтобы добиться осуществления всех своих pia desideria (заветные мечты (лат.) – Прим К.А.). Мало того, в последнее время, после тех столкновений, которые они имели в борьбе с татарами, они поняли, что таким путем это население не поколебать, и стали обходным путем залучать татарских детей, мальчиков в свои школы. Такие примеры не единичны, Бакинская губ. имеет более 100 школ этого культурного союза, фактически упразднившего школы Министерства Нар. Просвещения. Это дело идет, повторяю, из Бакинской, Эриванской и Тифлисской губерний; это движение, которое охватывает весь Кавказ; и если оно будет с такой же интенсивностью продолжаться, то можно быть глубоко убежденным, что на наших глазах произойдут события, которые могут совершенно видоизменить и перерезать карту России на Кавказе.

Г.г.! В тот момент, когда гр. Воронцов-Дашков выезжал сюда в Петербург, вы понимаете те чувства, которые должны были воодушевлять армян, следивших, как, например, орган союза «Баку», за всеми перипетиями в прочности его положения на Кавказе; я читал целый ряд корреспонденций, то боязливых, что «наш граф», — они иначе его не называют, как «наш граф», — не вернется больше, то радостных, когда граф вернулся. Интереснее всего, что такие органы, как «Баку», орган армянской революции, и «Закавказское обозрение», орган грузинской революции, — эти органы, которые не признают ни власти, ни Бога (смех слева; звонок Председателя), отмечают всякий выезд гр. Воронцова-Дашкова на Кавказе в самой подобострастной форме, как, например: «его сиятельство гр. Воронцов-Дашков изволил проследовать»; «его сиятельство выбыл»; «его сиятельство прибыл»; «его сиятельство назначил такие то приемные часы». Это пишут органы крайних социал-революционеров, и иначе как «наш граф» его не называют.

Вот, г.г., то положение дел, одну сторону которого я вам открыл в отношении общества армянского, принявшегося за армянизацию всего Кавказа. И мне странно, что при таком положении дел у нас здесь, в Петербурге находятся лица и в Министерстве иностранных дел, и в др. центральных учреждениях, которые пишут записки, поддерживая это движение и высказываясь за армян. На этих днях Министерство Иностранных Дел препроводило бумагу за подписью Министра Извольского Министру Вн. Дел; при ней была препровождена записка одного из бесчисленных Гирсов о положении армян на Кавказе, и что если русская власть желает иметь успех и упрочиться там, то должно быть сочувственное отношение к армянам, а не иное. (Голос слева: очень хорошо) Г.г., я позволю себе думать, что этот единичный факт из современной армянской действительности, этот абрис истории этого культурного, мирного экономического союза, имеющего уже с 1906 г., за полтора года, громадные капиталы, развившего сеть своих школ, борющегося особенно с другими народностями, взявшего в свои руки разрешение аграрного вопроса в смысле выдворения русских переселенцев, — все это в достаточной степени могло бы вам, г.г., показать, насколько верны те сведения и те факты, которые в своем отчете и в своей записке представил нам представитель Наместника на Кавказе бар. Нольде.

 

 

У нас почти нет шансов правильно понять события прошлого вне контекста. В данном случае важнейшим контекстом Кавказского запроса правых членом Государственной Думы была политическая программа Столыпина, который с июля 1906 года, с момента роспуска Первой Думы совмещал должности премьер-министра и министра внутренних дел. С самого начала Столыпин придерживался жесткой линии – вскоре под благовидным предлогом в результате организованной правительством провокации была распущена и Вторая Дума. Для выборов в Третью, которая должна была соответствовать по составу депутатов политике правительства, в нарушение действующего закона провели кардинальное изменение избирательной системы в направлении увеличения представительства от землевладельцев и состоятельных горожан, а также от русского населения по отношению к «инородцам». (Речь о прямом нарушении «Основных государственных законов», которые в редакции от 23 апреля 1906 стали фактически первой конституцией России – такого изменения избирательной системы Столыпин добивался еще перед выборами во Вторую Думу, но тогда ему это не удалось). Достаточно сказать, что от общего числа в 442 депутата, от Европейской России избиралось 403, а к примеру от всего нерусского населения трех губерний Бакинской, Елизаветпольской и Эриванской избирался в новую Думу один представитель мусульманского населения и один – немусульманского (русские Закавказья голосовали по отдельной курии с тем, чтобы гарантировать им представительство). Что касается социального неравенства, достаточно упомянуть, что 99 млн. (21,4 млн. мужчин избирательного возраста) сельского населения Европейской России имели всего 50 квотированных мандатов, по цензу в списки  избирателей вошло всего полтора миллиона крестьян, вдобавок право выбора депутата из числа выборщиков-крестьян принадлежало общему губернскому собранию, большинство в котором всегда имели две курии с высоким цензом.

Третья Дума начала работу 1 ноября 1907 года. При выборах по новым правилам ее состав, как и требовалось Столыпину резко сместился вправо по сравнению с распущенной Думой. 518 членов Второй Государственной Думы распределялись по фракциям следующим образом: трудовая крестьянская фракция — 104 депутата, кадеты — 98, социал-демократическая фракция — 65, беспартийные — 50, польское коло — 46, фракция октябристов и группа умеренных — 44, социалисты-революционеры — 37, мусульманская фракция — 30, казачья группа — 17, народно-социалистическая фракция — 16, правых монархистов — 10, партия демократических реформ – 1. В Третьей Думе состав фракций менялся в определенных пределах: правая фракция: - от 49 до 53, национальная группа - от 21 до 26, умеренно-правые - от 70 до 76 (после 2-й сессии национальная группа слилась с умеренно-правыми, образовав русскую национальную фракцию), фракция независимых националистов (существовала с 4-й сессии) – 16, группа правых октябристов (отделилась от октябристов после 2-й сессии – 11), фракция Союза 17 октября (в просторечии октябристы) - от 121 до 154, польско-литовско-белорусская группа – 11, польское коло -11, фракция прогрессистов - от 28 до 39, мусульманская группа: 8-9, конституционно-демократическая фракция (в просторечии кадеты) – от 52 до 54, трудовая фракция (в просторечии трудовики) – от 11 до 15, социал-демократическая фракция – от 13 до 19, беспартийные - от 6 до 23.

 

Столыпин был, безусловно, крупным политическим деятелем, которого не совсем правильно оценивать по шкале «правый-левый», «консерватор-реформатор». Важнее всего другое - его политическая деятельности в наиболее явном виде по сравнению с другими высокими сановниками империи воплощала программу последних двух царствований, кратко выражаемую лозунгом «Россия для русских». Программа исходила из того, что для победы над революционным движением, для отпора европейскому либерализму и растущему национальному сознанию «инородцев» необходим постепенный переход от империи Романовых, опиравшейся на многоэтничное дворянство, к «империи русского народа», то есть империи, где опорой трона был бы привилегированный не по сословному, а по этно-конфессиональному признаку элемент населения.  

Взявшись проводить крайне жесткую политическую линию, направленную на подавление остатков революционного движения,  Столыпин, естественно, не хотел терпеть достаточно независимых местных администраторов с широкими полномочиями – тем более такого, как назначенный еще в 1905 году князь Воронцов-Дашков с его либеральной программой «умиротворения». В примечаниях к первой части мы уже писали, что всякий успех «умиротворительной» линии в таком сложном регионе, как Кавказ, мог привести к ненужным дискуссиям о том, что такая линия помогла бы и на всей территории страны с меньшими издержками погасить революционный дух. Поэтому Столыпину важно было добиться ликвидации наместничества, как территории с особым порядком управления или, по крайней мере, для начала добиться ясного и однозначного осуждения «избранниками народа» политики наместника, как неудовлетворительной и опасной, получив важное основание для инициативы перед царем о смещении Воронцова-Дашкова.

 

Ситуация отчасти давала повод для кампании против наместника. С одной стороны, его работа давала результаты, с другой – накал страстей в «Закавказье» медленнее сходил на нет, чем в губерниях Европейской России, поскольку на социальную борьбу и политическую борьбу против царизма наложились еще и конфликты между народами региона, а также традиции разбоя и грабежей, возобновившиеся в некоторых регионах в условиях слабости власти. Столыпину это давало выгодную возможность преувеличивать существующие недостатки и преуменьшать достоинства управления Кавказом.

 

Выступления в Думе правых депутатов Пуришкевича, Маркова и др. по «Кавказскому запросу» в главном соответствовали политической линии письма № 64885, направленного Столыпиным наместнику на Кавказе Воронцову-Дашкову 11 апреля того же, 1908 года. В нападках правых «патриотов» наместник публично представлялся фактическим покровителем могущественного армянского революционного движения и кумиром всех врагов империи в регионе. Письмо Столыпина было выдержано в совершенно другом, непубличном, бюрократическом стиле, и в рамках этого стиля и представляло собой своего рода обвинительный акт по деятельности наместничества с момента его создания в 1905 году под руководством Воронцова-Дашкова. Оно начинается следующим образом:

 

«В течение последних двух лет в министерство внутренних дел поступают сведения, свидетельствующие о чрезмерном развитии террористической деятельности на Кавказе, достигшей высокого напряжения и сопровождающейся значительным числом человеческих жертв и особой жестокостью над ними. Прилагаемая таблица 1 статистических сведений за 1907 г., давая печальную картину развития преступности в наместничестве, устанавливает, что за 1907 г. по Кавказу зарегистрировано всего 3 060 террористических случаев, из коих 1732 относятся исключительно к грабежам, и что общее число пострадавших было: убитых 1 239 и раненых 1 253. По тем же сведениям, в пределах края расширяется и пропаганда как на почве чисто националистической, так и на общереволюционной, находясь в тесной связи с деятельностью революционеров в России. (…) Но, независимо от таких отдельных случаев правонарушений имеется ряд указаний и на вообще неблагополучное положение дел в различных местностях Кавказского края в отношении интересов государственного порядка и общественной безопасности».

 

Главной темой претензий к администрации Кавказа со стороны премьер-министра была тема недостаточной борьбы с «Дашнакцутюн» и вообще с армянами, якобы массово подверженными влиянию партии. Переписка впервые была опубликована в 1929 г. под заголовком «Борьба с революционным движением на Кавказе в эпоху столыпинщины»  «Красный архив», № 4 (35). В предисловии констатируется очевидная направленность переписки:

 

«Борьба с «инородцами», и в первую голову армянами — является основным требованием Столыпина, предъявленным Воронцову-Дашкову. Поэтому он выдвигает обвинение в том, что Воронцов-Дашков не понимает антиправительственного значения армянской партии «Дашнакцутюн» и, относясь с «особой снисходительностью к армянским проискам», этим самым поддерживает «Дашнакцутюн», который,— как уверяет Столыпин, — чуть ли не поголовно объединяя все армянское население Кавказа, развивает бешеную деятельность, направленную к низвержению самодержавия и организации революции в России.

Самым опасным врагом для русского самодержавия на «Кавказской окраине» оказывается не кто иной, как армяне».

 

 

Еще несколько характерных цитат из письма Столыпина:

 

«В Елисаветпольской губернии заслуживает быть отмеченной деятельность тайного сообщества «Дашнакцутюн», которое подчинило себе большую часть армянского населения. Успеху «Дашнакцутюна» содействовало, однако, и то обстоятельство, что в январе и феврале 1907 г. правое крыло партии в Елисаветполе приняло на себя полицейские функции, захватывая злоумышленников и охраняя вместо законной полиции мирное население от грабежей и разбоев. Это явление имело место также и в др. городах. В результате, в апреле 1907 г. в г. Елисаветполе комитет «Дашнакцутюна» фактически владел судебной и административной властью над армянами и, собрав, под предлогом борьбы с татарами, значительные денежные средства, скупал оружие, оборудовал свои мастерские и лаборатории для приготовления бомб, завел свои тюрьмы и применял лишение свободы и денежные взыскания к тем, кто, минуя «комитет», обращался к содействию полиции и суда. Для прекращения этого деспотизма «Дашнакцутюна» и для восстановления законного порядка, летом 1907 г. были предприняты аресты наиболее активных деятелей сообщества. Однако ликвидация оказалась безуспешной, так как дело это было передано в неумелые руки и. д. губернатора, надворного советника Ковалева, который, приняв на себя это серьезное поручение, не обнаружил самой элементарной осмотрительности и предварительно оповестил циркулярно о готовящихся следственных действиях всех уездных начальников, зная о ненадежности наличного состава уездной полиции. В результате планы и. д. губернатора стали известны членам «Дашнакцутюна», которые и получили возможность скрыть следы своей преступной деятельности, а произведенные обыски у 120 менее серьезных дашнакцаканов дали основание для привлечения только 21 лица. Имеются при этом указания, что безуспешности обысков отчасти содействовал и сам и. д. губернатора, неосновательно освободив от обыска 12 намеченных жандармским надзором видных Деятелей «Дашнакцутюна». Результатом этих неудачных действий было несомненное усиление «Дашнакцутюна».

 

 

«Развившееся в Тифлисской губернии разбойничество стало угрожать в 1907 г. совершенной гибелью сельдяным промыслам, владельцы которых, не считая взносов за освобождение из плена, платили злоумышленникам налогу от 40 до 80 тысяч ежегодно; невзирая на просьбы и жалобы обиженных, местные власти бездействовали, Тифлисское купечество в мае 1907 г. образовало «Союз коммерсантов» для обороны от грабителей, а пока этот союз еще не образовался фактическую охрану магазинов и жилищ приняла на себя за особую плату та же революционная организация «Дашнакцутюн».

Безусловная ненормальность такого явления, свидетельствовавшего о полном упадке на месте законной власти, побудила меня сообщить об этом своевременно вашему сиятельству, но, распорядившись ликвидацией названного сообщества, вы изволили сами признать, что борьба с «Дашнакцутюном» мало успешна и крайне затруднительна, ибо партия эта уже пустила глубокие корни по всему Закавказью, весьма конспиративна и терроризировала все армянское население».

 

Из небольшого текста с пометкой «Дополнение, сделанное лично г. директором департамента» (имеется в виду, Департамент полиции) легко выделить главный мотив нападок на наместника со стороны главы правительства и МВД:

 

«Между тем отступление местных властей от общей политики правительства, которое уже более двух лет тому назад встало на неуклонный путь твердых мероприятий, в видах водворения и поддержания порядка, и одновременно выполняет широкую программу усовершенствования основных условий жизни России, привело Кавказскую окраину в ненормальное состояние в политическом и экономическом отношении, причем некоторые опасные явления в этой области, по-видимому, настолько успели окрепнуть, что устранение их вызовет крайнее напряжение сил и крупные осложнения. В этом отношении особенное значение имеет упрочившаяся деятельность армянского революционного союза «Дашнакцутюн». Имеющиеся в министерстве внутренних дел сведения с несомненностью свидетельствуют о том, что означенная организация функционирует в крае открыто, будучи признаваема даже властями, некоторые представители коей входят с «Дашнакцутюном» в сношения по отдельным вопросам. Вышеприведенные случаи свидетельствуют о том, что члены этого сообщества заменяют собою иногда полицию, помогая законной администрации в поддержании внешнего порядка и безопасности, а поступившие в последнее время из некоторых губерний и центральных учреждений сведения указывают, что та же организация заявляет свои предложения в вопросе наших отношений к Турции. Подобное положение издалось исключительно вследствие ошибочного понимания действительного значения «союза», который, оставаясь вне надлежащего воздействия и преследования, охватил ныне почти все армянское население и располагает организованною военною силою. Между тем из всех руководящих изданий сего сообщества, а равно из постановлений общих собраний его представителей с очевидностью явствует чисто революционное его направление, которое с особенною яркостью подтверждается самым широким применением этим союзом террора, жертвами коего пали уже многочисленные носители власти. В то же время «союз» непрерывно водворяет в край оружие, вооружает им своих, участников, приобретает взрывчатые вещества, подготовляет военачальников в сформированной в Болгарии военной школе и т. п. Та же беспрепятственность развития деятельности этого опасного сообщества открыла путь к свободному приобретению им больших денежных средств, которыми обильно снабжают сообщество богатые армяне, отчасти под влиянием террора и отчасти лишь из сочувствия националистическим стремлениям этого революционного «союза». Таким образом, в настоящее время правительство имеет перед собою угрожающую по силе и тактике преступную организацию, окрепшую на глазах местной власти, относившейся в течение нескольких лет безучастно к этому опасному явлению».

 

В заключении премьер-министр указывает наместнику:

 

«…край находится в крайне неблагоприятном положении в смысле общего благополучия и по степени проявляемой чинами местной администрации энергии в деле обеспечения порядка, и в этом отношении нельзя не признать, что ближайшими причинами такого ненормального положения дела является, очевидно, недостаточная энергия и уклонение местных органов власти от руководящих твердых начал, отсутствие должной последовательности в их тактике и сознания той сугубой опасности, которой подвергается, при подобном неустройстве, вся Кавказская окраина, а также несоответствие части этих органов своему служебному положению и слабость репрессий по отношению к нарушителям закона и порядка. Только отсутствием со стороны чинов областной и губернской администрации дружного, решительного, планомерного отпора всяким, даже малейшим, выступлениям преступных организаций и отдельных лиц возможно объяснить наличность описанных выше неустройств и отрицательных явлений, внушающих самые тревожные опасения за дальнейшую судьбу края.

Не усматривая, по изложенным основаниям, и ныне, чтобы местными начальствами принимались действительные меры к обеспечению наисущественных государственных и частных интересов в пределах наместничества, я считаю долгом о таком тяжелом положении Кавказской окраины вновь сообщить на распоряжение вашего сиятельства и покорнейше просить о последующем меня уведомить».

 

 

В своем письменном ответе премьер-министру князь Воронцов-Дашков столь же резко отверг предъявленные обвинения: 

 

«Вследствие письма вашего высокопревосходительства от 11 апреля сего года за № 64885 долгом считаю сообщить, что изложенные в этом письме данные, добытые министерством внутренних дел относительно политического положения Кавказского края, роста преступлений в нем и деятельности местных властей по предупреждению и пресечению преступлений, страдают в большинстве случаев отсутствием надлежащей осведомленности об истинном положении вещей в крае, результатом чего и являются: неправильная характеристика деятельности местных властей, неверное освещение отдельных событий и совершенно неосновательное обвинение администрации края в бездействии власти. Отдельные факты, изложенные в приведенном письме, взяты без причинной связи с предшествовавшими событиями, местными условиями жизни края и обстановки, в какой приходится функционировать кавказской администрации».

 

Наместник ссылается на особенности населения, которое «по своему культурному состоянию и по степени развития правосознания стоит далеко ниже населения внутренних, западных и северо-западных губерний России». «Наконец, индивидуальные черты характера населения, в виде крайней восприимчивости впечатлений, быстрого реагирования на всякое явление, непостоянства в действиях и образе мыслей под влиянием перемен в окружающей обстановке, являются факторами, с которыми нужно серьезно считаться при оценке событий на Кавказе».

 

«Отдельные факты, приводимые вашим высокопревосходительством в письме, были проверены мною по делам, имеющимся в учреждениях, состоящих лично при мне, а равно путем сношения с местными губернскими начальствами.

Для удобства изложения я привожу их в приложениях к этому письму, сопоставляя факт с его объяснением. Как вы изволите усмотреть из этого сопоставления, большая часть фактов получила в донесениях министерству Внутренних дел совершенно несоответствующее освещение, почему и заключения министерства (напомним, что его главой был лично Столыпин. – Прим. К.А.) являются недостаточно обоснованными».

 

Продолжение следует

 

 

 

oN THE TOPIC

A European “grand revolution”, then, is a generalized revolt against an Old Regime. Moreover, such a transformation occurs only once in each national history, since it is also the founding event for the nation’s future “modernity”.

 …յաղթանակող է այն կուլտուրան, որ իր շուրջն օղակում և համախմբում է հոծ մարդկային զանգուածներ, որ յաղթանակող է այն կուլտուրան, որը ստեղ­ծում է արժէքներ ոչ թէ հասարակութեան մի չնչին խաւի,այլ նրա մեծամասնութեան համար: Այդպիսի մի կուլտուրա իրաւ որ յաղթանակող կարող Է լինել, կուլտուրա ասածդ ոչ թէ պիտի բաժանէ, այլ միացնէ: Այդպէս էր արդեօ՞ք պատմա­կան հայի կուլտուրան: Ո՛չ:

Семейная жизнь и устройство армянского народа совершенно патриархальные; но в одном отношении этот народ существенно отличается от прочих азиатских народов и именно в отношении к положению женского пола, признания его самостоятельности; равенство прав и достоинства, выказываются в семейном устройстве армян и в личности женщин. В этом, по мнению моему, заключается призвание армян к высшему разви...