aD MARGINEM

ВОСПОМИНАНИЯ АРМЯНСКОГО РЕВОЛЮЦИОНЕРА -1

 

перевод и комментарии © Карен Агекян

 

 

Чрезвычайно интересен весь мемуарный семитомник «Воспоминания армянского революционера» одного из видных деятелей Дашнакцутюн с большим и разнообразным боевым и организационным опытом Рубена Тер-Минасяна (1882-1952). Здесь мы решили перевести и опубликовать фрагменты, связанные с подготовкой и проведением Пятого всеобщего съезда в Варне (август 1909), а также непосредственно предшествующей съезду ситуацией.

 

 

В 1905-1909 гг. Османская империя и Персия двинулись от деспотии к демократии и распаду феодального строя. Тогда же Российская империя, задушив революцию 1905 года, двинулась в сторону деспотии и реакции. В 1909 году отступление в России было главным предметом нашей озабоченности.

Отступление коснулось и армянства, проживавшего в границах России. Только отдельные интеллигенты и скромные рядовые люди остались непоколебимыми и не отвернулись от Дашнакцутюн. Общественное поприще беспрепятственно досталось Спандарянам из «Нор-Дар»-а, Аракелянам из «Мшака» и тем, кому покровительствовал царизм.

 

Газета «Нор-Дар» издавалась в Тифлисе в 1883-1916 гг. Ее главным редактором был уроженец Шуши Спандар Спандарян, отец известного большевика Сурена Спандаряна. Он печатался также  в «Мшаке», «Мегу Айастани», в 1903 году был выслан с Кавказа за выступления против отчуждения царскими властями имуществ ААЦ. Спандар Спандарян был сторонником ведущей роли Церкви в национальной жизни, в отличие от «Мшака» «Нор-Дар» выступал против отстранения Церкви и духовенства от образования.

Амбарцум Аракелян, уроженец Шуши, печатался в «Мшаке», «Мегу Айастани», в 1892 году по завещанию покойного Гр. Арцруни стал гл. редактором газеты «Мшак» совместно с А. Калантаром. Избирался в Первую (1906) и Вторую (1907) Гос. Думу по спискам партии конституционных демократов (кадетов). Один из организаторов партии Жоговрдакан (Народная) в 1917 году. Был убит по политическим мотивам в июле 1918 года.

 

 

Как пророк, заранее предчувствующий беду, Заварян заговорил об этом, когда еще никто не видел причин для волнений.

 

 

Симон Заварян, уроженец Лорийского региона. В годы учебы в Москве вместе с Хр. Микаэляном участвовал в движении российских народников. Один из трех «отцов»-основателей партии Дашнакцутюн, участвовал в организации первого съезда, был избран в первый руководящий орган партии. С 1892 по 1902 год работает в Тифлисе, с началом революции 1905-1906 гг. вновь возвращается на Кавказ, в 1906 году избирается председателем Национального съезда в Эчмиадзине. После младотурецкого переворота и легализации партии в Османской империи выезжает в Константинополь, чтобы скрыться от преследований царских властей. После Аданской резни отправляется в Киликию, чтобы на месте расследовать события.  Скоропостижно скончался в 1913 году.

 

- Свергнуть российскую реакцию – не наша обязанность и не в наших силах. Но мы обязаны и способны предотвратить капитуляцию армянства. Цели России не ограничиваются приведением к покорности Закавказья. Она оказывает противодействие соседним государствам, чтобы те не революционизировались и оставались по-прежнему отсталыми. Нужны подтверждения? Посмотрите на Махмат Али шаха и полковника Ляхова, на виселицы в Тавризе. Если в Закавказье Дашнакцутюн не будет этому противодействовать, если сочувствующие нам писатели, люди с общественным положением и преданные бойцы покинут свои позиции и найдут здесь убежище, они неосознанно будут служить целям царизма. Их место займут царские наемники. Наше духовенство станет воспевать цели царизма, тамошняя наша печать станет царю адвокатом. В наших школах будут учить российскому величию. Наши бойцы станут его гончими псами. Наша масса, как губка, впитает российские цели, и с этого момента придется распрощаться с интересами и целями армянства».    

 

 

Главной угрозой в российском Закавказье Петр Столыпин, совмещавший с 1906 года должности премьер-министра и министра вн. дел, считал Дашнакцутюн и широкую поддержку партии армянским населением. Арестам и ссылкам подвергались не только члены партии, но представители духовенства, общественные деятели. Был затеян беспрецедентный по числу обвиняемых политический процесс – Дело Дашнакцутюн. В 1908 году, после младотурецкой революции, провозглашения конституции и легализации Дашнакцутюн в Османской империи, из России, спасаясь от репрессий, туда перебралось множество партийных деятелей и активистов.

Заварян упоминает о военной помощи царизма в подавлении конституционной революции в Иране в 1905-1911 гг., в которой партия Дашнакцутюн играла важную и активную роль.  

 

 

Мы сочли его пророчество непонятным и преувеличенным и сказали, что турецкий переворот – прочная опора против российских стремлений.

Он ответил:

- Турция и Персия не могут служить опорой перед лицом российского продвижения. Это щепки, в лучшем случае - множество мелких лодочек в водовороте. Но и в этих лодочках нам нет места, поскольку их руководители мыслят так ограниченно, что позволяют событиям вроде аданских разочаровывать наши массы. Этим воспользуются российские завоеватели, на поднимающихся волнах они отправят эчмиадзинскому католикосу плот спасения с идеями и заказами «Нор Дар»-а. А ваш патриархат (Константинопольский. – Прим. К.А.) всем составом, задрав штаны, попытается оседлать этот плот. Другой плот пошлют «Мшаку», социал-демократам, которых у нас называют «левыми». Признаки уже видны в Тифлисе. И легкомысленные люди из наших рядов запрыгнут на этот плот. Тех, кто сознает все коварство этих игр, будут поодиночке определять и дискредитировать. Не знаю, какая судьба в результате ожидает армянство. Возможно, оно вообще прекратит существование.

Мало кто воспринимал сказанное. Шахрикян и Зардарян говорили:

- Непонятно. С одной стороны ты утверждаешь, что свержение царского режима не наш долг и это не в наших силах. С другой стороны, считаешь, что он представляет собой смертельную опасность для нас и нашего народа. Так что же делать?

 

 

Арутюн Шахрикян, уроженец Шапин-Карахисара, деятель Дашнакцутюн, в 1898-1908 гг. был одним из руководителей партии в Баку и на Сев. Кавказе. После младотурецкого переворота переехал в Константинополь, где в 1915 г. стал жертвой Геноцида.

Писатель и публицист, деятель Дашнакцутюн Рубен Зардарян был одним из многих, кто вернулся из эмиграции после младотурецкого переворота. Погиб в ходе Геноцида в 1915 году.

 

 

- Видеть опасность, зло и не обманывать себя – это уже три четверти успеха, поскольку так можно уточнить свои действия. Наше дело ясно. Не надо становиться Дон-Кихотами, надо только сохранить силу нашей организации и наши позиции на Кавказе, чтобы предотвратить духовное отступление армянства. Если это удастся, нам не причинят вреда. Если же Кавказ останется обезглавленным, армянство станет источником зла, инструментом в руках царской реакции. И тогда  мы не сможем уберечь от ошибок армян в Турции, Персии и других странах. В этой ситуации они окажутся в русской телеге и все пропадут.

Предвидения Заваряна вполне понимал только Акнуни, но Заварян его не любил и даже ненавидел, потому что Акнуни имел несчастье получить в собственность газету «Мшак» по завещанию Гр. Арцруни (вместе с Амбарцумом Аракеляном и Гр. Калантаром). Грубость Заваряна в отношении Акнуни доходила до оскорбительности. Но Акнуни молчал или отвечал:

- Давай, излей свою желчь и успокойся.

Однажды я спросил Акнуни:

- Какого у тебя мнение о пророческих иеремиадах Симона? Почему он нервничает, почему злится на всех и особенно на тебя?

Немного подумав, Акнуни с доброй улыбкой ответил:

- Народ Израиля был велик, потому что смог породить пророков Моисея, Иеремию, Иезекииля, способных заранее судить, заранее чувствовать, что произойдет. Симон – наш пророк. Нужно верить тому, что он предвидит и предчувствует. Он зол, поскольку видит, что его никто не понимает, а если кто-то и понимает, то ненадолго. Не удивляюсь его особенной антипатии ко мне, не обижаюсь на него. Все, кто видят далеко, не видят того, что у них под носом. Он хотел, чтобы я публично отказался от доли наследства в «Мшаке». Это пустое заявление принесло бы пользу только мне, но не делу. Но знай, что Симон говорит правильно. И если он будет злиться на тебя, не принимай это близко к сердцу.

Акнуни вырос в моих глазах, стал великаном и сравнялся с Симоном. Но не все умели так оценивать, как Акнуни. Некоторые надсмехались над словами Симона, как над гаданием, безосновательным пессимизмом. Некоторые говорили: «Примем к сведению и следуем дальше». Некоторые объясняли его раздражение личными причинами. Даже  Егише (Ерванд) Топчян не видел, как, согласно предсказанному Симоном, «тех, кто не последует за российской политикой, поодиночке выявят и дискредитируют». Всего через несколько месяцев Егише оказался одним из таких людей и вынужден был перевести издание «Арач» из Тифлиса в Эрзрум. Он был убит Абетом, который стал «гончим псом» российской политики и газеты «Мшак».

 

Акнуни (Хачатур Малумян) – видный деятель Дашнакцутюн, уроженец Мегри. Работал в «Мшаке» под началом Гр. Арцруни, затем переехал в Женеву, где стал печататься в «Дрошаке». Активно участвовал в работе четвертого всеобщего съезда АРФД в Вене, в 1907 году. Сыграл ключевую роль в подготовке съезда оппозиционных султанскому режиму сил в Париже, в 1907 году, главными участниками которого были представители младотурок и Дашнакцутюн. В 1915 году стал жертвой Геноцида.

Егише Топчян на четвертом всеобщем съезде Дашнакцутюн был избран членом Восточного бюро. В 1908 году эмигрировал в Османскую империю. Убит в мае 1909 года. Еженедельная газета «Հառաջ» издавалась в Эрзруме с 1908 по май 1909 г.

 

Особенное ожесточенным противостояние руководства АРФД с «мшакистами» стало в период так называемой «мигранаканской» оппозиции внутри партии, поддержанной «Мшаком». Напомним краткую предысторию.

Хотя партия и провозгласила своей целью борьбу за права угнетенного армянского населения Османской империи, царские власти, конечно, считали враждебной деятельность на своей территории подпольной партии революционного и социалистического толка, ведущей борьбу за национальные права. Они всячески препятствовали этой деятельности, особенно переходу границы с Османской империей вооруженными группами – при обнаружении таких групп одни фидаины погибали, других арестовывали, ссылали на каторгу и проч. Ситуация осложнилась, когда в финансировании АРФД была заподозрена ААЦ в связи с чем в июне 1903 года Николай II подписал указ о том, что управление имуществом ААЦ переходит в руки государства. Это привело к ожесточенному противостоянию армянских демонстрантов с полицией, казаками и солдатами почти во всех городах Кавказского края с армянским населением – к жертвам, арестам, приговорам. Члены партии втягивались в прямой конфликт с властями. В 1905 году после погромов и резни в Баку началась по сути «армяно-татарская» война, охватившая почти все районы совместного проживания. При этом армянская самооборона, чаще всего возглавляемая дашнакцаканами, хотя не от имени партии, а от имени Армянского комитета самообороны, рассматривалась властями, как незаконные, антигосударственные действия.

Вооруженная борьба против царских властей долгое время оставалась для АРФД за рамками допустимого из-за надежд на помощь России, из-за осознания нехватки ресурсов для «второго фронта» на Кавказе. Но нарастание репрессий, как и нарастание революционной ситуации по всей Российской империи, стали одними из главных факторов, подтолкнувшими партию к открытию такого «фронта».

Другим фактором стал глубокий кризис фидаинского движения в «армянских вилайетах». После поражения Сасунской самообороны в 1904 году оно резко пошло на спад, что ставило под вопрос всю прежнюю стратегию партии.

Еще одним фактором стала борьба за человеческий ресурс. Стремительная индустриализация Баку, склонность армянских и русских рабочих политизироваться приводили к ожесточенной борьбе за умы. В борьбе за умы армянских рабочих, армянской образованной молодежи Дашнакцутюн стала испытывать все большую конкуренцию РСДРП – для многих все актуальнее становились темы борьбы за коллективные права против гнета царизма, и АРФД все сложнее было уходить от прямого ответа и прямого участия в событиях на Кавказе и общероссийском революционном движении.

После победы младотурецкой революции и временных успехов революции в Иране (в обеих случаях АРФД играла важную роль) возник новый фактор, упомянутый Заваряном – опасения, что российская реакция не позволит состояться жизненно важной для армянского населения модернизации двух отсталых государств у своих границ.

    

Еще в ноябре 1904 года представители АРФД участвовали в совещании революционных партий Российской империи в Париже. В мае 1905 в условиях резкого подъема революционного движения по всей России Совет АРФД в Женеве выработал социалистический по духу «План действий на Кавказе», утвержденный на Четвертом всеобщем съезде в Вене (1907), с требованием в частности федеративного устройства и широкого местного самоуправления Кавказа в рамках России. В августе 1907 года делегаты от АРФД приняли участие в 7 съезде Социнтерна в Штутгарте.

«План действий на Кавказе» вызвал значительное беспокойство в рядах партии – в первую очередь среди фидаинских командиров (в том числе Андраника, Сепуха и др.), действовавших в западной части Армении. Они опасались, что новый «фронт борьбы» может отодвинуть на второй план изначальный «фронт». Один из командиров – Мигран (Габриэл Кешишян) - встал на путь открытой конфронтации с руководством партии. Он призывал сосредоточиться на борьбе против султанского деспотизма, отказаться от социалистических идей, от участия в революционной борьбе против царизма, ограничиться на Кавказе исключительно самообороной. В 1906 году во время Национального съезда в Эчмиадзине, где присутствовали важнейшие армянские общественно-политические деятели всего Кавказского края, в том числе руководящие деятели АРФД, Кешишян вместе с ближайшими сподвижниками планировали арестовать делегатов и установить диктатуру «Совета зинворов». Однако власти поспешили объявить съезд незаконным и его участники разъехались раньше запланированной Кешишяном даты.

 

Вернемся к конфликту с «мшакистами». В статье Джелояна «Разногласия вокруг «Кавказкого проекта» АРФД читаем:  

«Статьи Миграна были прекрасно приняты в редакции «Мшака» - одной из самых влиятельных газет армянской жизни.  Она приобрела репутацию антидашнакского органа не только по этой причине, но также из-за критических статей против Дашнакцутюн главного редактора Александра Калантара и сотрудника газеты А. Аракеляна. В действительности цель «Мшака», который считался буржуазным изданием, состояла не в защите идей Миграна, а в борьбе против укоренения в армянском обществе социалистических идей. В своих статьях Мигран призывал рядовых дашнакцаканов воспротивиться политике руководства партии и совершить в АРФ внутренний переворот. Не следует думать, что он хотел вообще ликвидировать партию, он считал, что подошло время «обновления» Дашнакцутюн»: «с минуты на минуту приближается для Дашнакцутюн время новой эпохи». Этой критике руководство партии отвечало через листовки и особенно через свой тифлисский орган – газету «Жаманак», где против «мшакистов» и «мигранаканов» выступил весь состав редакции во главе с Аветисом Агароняном. В газете Миграна называли «самозванцем», а Временный совет зинворов «шайкой Миграна». Особенно подчеркивалось, что такой совет вообще не существует, поэтому его члены не имеют права злоупотреблять именем Дашнакцутюн.

В 1907 году в Вене собрался четвертый всеобщий съезд АРФД, окончательно утвердивший выработанный в 1905 году «План действий на Кавказе». Делегаты обсудили также вопрос мигранаканства и решили считать поведение Миграна и других членов «совета зиноворов» тяжким преступлением против партии и защищаемого ею дела турецких армян и, с учетом этого, исключить их [сторонников Миграна] из рядов Дашнакцутюн.

Тем самым Мигран оказался не просто исключенным из партии, но осужденным на смерть. Еще 9 октября 1906 года в Тифлисе дашнаками был убит сподвижник Миграна Шхали, а после решения съезда за мигранаканами началась настоящая охота. 10 июня 1907 года Орган по террору устроил покушение на Миграна в Армавире. Кешишян был ранен, а его единомышленники Копеци Хечо и Вардапетян убиты. 12 июня того же года в Тифлисе были убиты Васил Шахназарян и Мушег Аракелян. 22 декабря в Болгарии были убиты редактор газеты «Шаржум» Вард Патрикян и другие.

11 октября 1909 года брат Миграна Абет убил одного из дашнакских руководителей Егише Топчяна. В сентябре 1910 года в вагоне поезда убили возвращавшегося из России Миграна по обвинению в выдаче информации царским властям, а его брат Абет в том же году по требованию Дашнакцутюн был повешен младотурецкими властями в Эрзруме. Таким был конец мигранаканского движения».

 

 

Симон видел в происходящих событиях результат духовного отступления кавказского армянства. С 1909 года до его смерти новые «вольные» предводители кавказских армян в лице представителей передовых слоев Тифлиса и Эчмиадзина курсировали для «спасения» Турецкой Армении в направлении Полиса и заграницы. По существу они передавали слова Сазонова и Гирса.

 

 

Сазонов С.Д. – министр иностранных дел Российской империи в 1910-1916 гг.

Гирс М.Н. – посол Российской империи в Констанотинополе в 1912-1914 гг.

 

 

Видя эти соблазны, Заварян вел бесконечную борьбу против тех, кто выбрал легкий путь и пытался сесть на русский плот. В ходе этой борьбы он имел счастье безвременно скончаться, не став очевидцем предсказанной им трагической катастрофы.

 

 

***

 

 

В то время, как кавказское армянство переживало период отступления и капитуляции, в Турции, Персии и зарубежных колониях имело место противоположное явление. Здесь армянство массово устремилось в ряды Дашнакцутюн, ища там свое спасение (В Османской империи после революции 1908 года партия стала действовать легально. – Прим. К.А.). Это происходило, в большей степени инстинктивно, чем в результате методической работы. Многие расценивали это как положительное явление. Считали, что Дашнакцутюн – единственный представитель армянства, и партия способна на все, поскольку народ почти единодушно ей доверяет.

Меньшинство придерживалось противоположного мнения. По мере увеличения наплыва, они становились все пессимистичней, считая, что это приведет к падению мощи и качества партии. Однако против такого проникновения ничего нельзя было предпринять, поскольку Дашнакцутюн имела децентрализованный характер, и каждый район имел право сам определять устав и самостоятельно управлять делами.

Ничем не ограниченная свобода привела к появлению массовой, общинной формы организации с игнорированием прежней, групповой и ограниченной. Ценностью стало не качество, а количество, носители качества затерялись в общем количестве, и потеряли свою цену.

Тревогу забили старые товарищи из Еркира:

- Конечно, сочувствие народа и его вера в нашу партию – большая сила. Но к этому привело качество состава, нравы и характер рядовых членов. Иначе не было бы и массового сочувствия.

Численность – это не сила. Когда вся масса единогласно с тобой – это иллюзия, туман, который мешает видеть, действовать или воздерживаться от действий. Эта туча, которая рассеивается вместо того, чтобы пролиться дождем. Организация – вот, что придает важность не самой туче, а льющему из нее дождю, чья вода будет накоплена и сохранена для питья и полива.

Масса – это сброд, а у сброда нет ни мысли, ни устойчивой силы. Малое число людей, выбранных из сброда, за счет организации становятся могучей силой, которая продолжит существование и обеспечит продолжительность народного сочувствия. Толпа ничто, рождение такой силы – все.

 

 

***

 

 

Другим злободневным вопросом была проблема социализма, уже затертая, обработанная и сформулированная на всеобщем съезде в Вене, в 1907 году, но все равно понимаемая по-разному.

 

 

Идеология Дашнакцутюн изначально восходила к социалистическим идеям. В истории партии в период с 1890 до 1915 г. социальная и национальная проблематика сосуществовали, причем на первый план выходила то одна, то другая в зависимости от места и времени. Этому способствовали как изменяющаяся политическая обстановка, так и децентрализованный характер партии, наличие в ее рядах и в руководстве людей с совершенно разным жизненным опытом и мировоззрением – от бывших участников народнического движения в России до фидаинов из армянских вилайетов Османской империи.

В своей книге «Критическая история Дашнакцутюн» (Ереван, 2006 г.) Геворг Худинян пишет о двух идейных первоисточниках партийной идеологии:

«Первый из них – начатый Х. Абовяном и Ст. Назарянцем, продолженный Г. Алишаном, М. Хримяном, Гр. Арцруни, Р. Патканяном и завершенный Раффи колоссальный   интеллектуальный труд переосмысления положения и самосознания нации с помощью системы ценностей европейского Просвещения, происходивший в атмосфере формирования современной армянской нации и постепенного подъема национально-освободительного движения.

Второй – народническое движение, порожденное той же системой ценностей европейского Просвещения, сформулировавшее общечеловеческую идею политических и гражданских прав и свобод как одновременно политическую и экономическую и для ее реализации вместо реформистского образа действий европейского социализма взявшее на вооружение радикальные решения, необходимые для российской действительности».

По поводу отдельных акцентов здесь можно дискутировать, но идейные источники, безусловно, указаны верно. Совмещение социальной и национальной борьбы было достаточно типичным для безгосударственных народов. С одной стороны такой идеологический подход позволял расширить базу, успешнее проводить мобилизацию, с другой нередко приводил к проблемам при выработке тактики и стратегии борьбы.  

 

   

Одни рассматривали социализм как основу реальной революции, особенно в конституционный период, другие считали вопрос несвоевременным, способным вызвать контрреволюцию и ослабить конституцию. Третьи считали, что в условиях отсталых феодальных порядков при почти полном отсутствии капитализма социалистическое движение может привести только к катастрофе. Эти разногласия привели к серьезному расколу. Пока в Полисе продолжались разногласия, движение шло в социалистическом направлении куда глаза глядят.

С учетом этого было решено исследовать и предметно понять ход этого нового явления, в особенности умонастроение Еркира, где проявлялся явно выраженный социалистический уклон. Для такого исследования Турцию разделили на районы, и каждый взял на себя один или несколько.

Мне досталась подготовка доклада по районам Вана, Битлиса, Муша, Диарбекира и Эрзрума. Для меня это было несложно поскольку после приезда в Полис мне поручили поддерживать связь этих районов с Отв. Органом и Восточным Бюро. Доклад необходимо было подготовить для предстоящего Всеобщего съезда, который стал уже настоятельной необходимостью.

 

 

***

 

 

О прошлой революционной активности в Васпуракане более или менее уже писали, поэтому ограничусь примером двух директивных материалов, чтобы представить умонастроения после провозглашения конституции. Эти директивы многое прояснят. Вот дословно первая из них, под заголовком «Наше знамя»:

«Час пробил!

Великий государственный акт 11 июля открыл новую эпоху в государственно-политической жизни не только Турции, но и всех ее частей…

Мы, АРФ Дашнакцутюн, которая еще 18 лет назад практически в одиночку подняла знамя борьбы, включала в себя и сохраняла в себе всех вождей восстания, именно мы, с учетом нашего тернистого прошлого, имеем первоочередные право и обязанность, преклоняясь перед их созидательным и самоотверженным духом, открыть для нашей красной революции новую эпоху, новую славную страницу…

Мы признаем, мы прямо заявляем, что до сих пор наша роль состояла в разрушении, мы были могильщиками тиранов… глубоко убежденные в том, что прежде необходимо вырвать с корнем старое и прогнившее, иначе мы не сможем воздвигнуть вместо него свежее и живое - ветхий дом не спасешь заплатами.

Но сейчас, когда под напором всех восставших честных элементов Турции свергнут проклятый режим, мы немедленно оправляемся от этой великой, огромной битвы и сплачиваем ряды во имя новой, созидательной борьбы.

Проклятые черные дни, когда зюлюм (султанский гнет. – Прим. К.А.) распростер крылья над нашей несчастной родиной, были днями борьбы и боев, определившими наш политико-экономический облик, наш социалистически-революционный дух. Но прошлое позади, в то время мы часто обеспечивали самооборону и занимались поддержанием порядка, сейчас условия изменились, будут меняться и очищаться также наши ряды. С сегодняшнего дня мы вступаем на новую арену деятельности, с сегодняшнего дня мы формулируем всю суть нашей политической и экономической программы.

С этого момента городские рабочие и мелкое ремесленничество со своими зрелыми ремесленническими объединениями будет вести не только политическую, но и классово-экономическую борьбу.

С этого момента безземельное и малоземельное крестьянство будет вступать в наши ряды крестьянскими объединениями, внушающими ужас помещикам, потребительскими и прочими товариществами ради обобществления земли и прогрессивной налоговой системы.

С этого момента соль земли, трудовая интеллигенция, будет вступать в наши ряды организованными и подготовленными политическими группами во имя политико-экономической свободы нашей страны.

С этого момента из наших ремесленных, крестьянских и политических объединений и групп вновь в условиях подполья  сформируется огромная армия, боевая и подготовленная, готовая оказать сопротивление всем врагам свободы и равенства, расстроить все заговоры против трудового народа.

С этого момента мы выходим на площадь во имя демократизации наших недавно установленных порядков, во имя политической и законодательной децентрализации и, самое главное, для защиты экономических и классовых интересов нашего трудового народа.

С этого момента мы выступаем за интернационализм, призывая трудовые элементы всех народов организоваться и объединиться в большой и могучей революционной социалистической армии Турции, чтобы силами общей объединенной армии был завоеван и создан земной рай для трудового народа под знаменем свободы, справедливости и человечности.

 

 

Позиция партии после победы младотурецкой революции очень хорошо демонстрирует конкретную суть того, что в армянском случае принято называть национально-освободительной борьбой в период 1890-1918 гг. Это борьба против угнетения армян, против различных форм дискриминации, против деспотизма центральной власти и местных феодалов, но не борьба за национальное самоопределение, за создание независимого государства Армении. Это было не результатом какой-то особой ущербности армянских политических и общественных деятелей по сравнению с сербскими, болгарскими, румынскими и др, но следствием в первую очередь демографической картины. Положение армян по обе стороны османской границы можно было отчасти сравнить с положением греков, чьи крупнейшие центры в империи – Константинополь, Смирна, Трапезунд – оставляли минимальные шансы включить их в состав независимого государства. Однако на стороне греков было то преимущество, что они имели достаточно обширную, отчетливо выраженную демографическую базу с очевидным преобладанием на южной оконечности Балканского полуострова, именно там и была провозглашена независимость.

 

Поэтому в первое время после младотурецкой революции, окончательного уравнения в правах всех жителей Османской империи в качестве ее «граждан», АРФ намерена была переключиться с борьбы против султанского режима на защиту конституции и борьбу против эксплуатации трудящихся. Хотя, конечно, продолжала следить за положением армянского населения и выступать его защитницей. Будучи сторонницей децентрализации и местного самоуправления АРФ не ставила вопрос о слиянии «армянских вилайетов» в единое автономное целое. Выражения «наша страна», «наши недавно установленные порядки», в некоторых случаях даже «отечество» подразумевали Османское государство.

 

 

Но наряду со всем этим, с учетом тонкости настоящего момента, у нас достаточно политической мудрости и добропорядочности, чтобы воспользоваться им и составить блок против остатков старых порядков и возможной реакции с теми либеральными элементами, которые искренне настроены в пользу конституции и готовы к борьбе.

Итак, дашнакские товарищи, очищайте ряды. Еще не утерев пот от предшествующей великой борьбы, захватывайте позиции и организуйтесь из трудовых и угнетенных элементов ремесленнических, крестьянских, политических и боевых объединений и групп.

К работе, к новому самопожертвованию, покажем нашим противникам, что мы не только самоотверженные и храбрые бойцы, но умелые, способные созидатели.

Да здравствует АРФ Дашнакцутюн!

Да здравствует общая революционная федерации Турции!

Центральный комитет Васпуракана АРФ

1908, 1, 9

 

О том, насколько и как восприняли трудовые ремесленные союзы защиту своих интересов и социалистические цели, даст нам представление другой текст, выпущенный в марте 1909 года. Эта отпечатанная на гектографе листовка от имени ремесленного объединения хлебопеков Айгестана адресована всем ремесленникам.

Вот несколько цитат:

 

“Товарищи по работе,

Благодаря крови, которую годами проливали наши храбрецы, мы теперь пользуемся свободой. Но пока еще эта свобода не для нас, мы пока еще все те же эксплуатируемые, неграмотные и бесправные… Трудящиеся всех стран обречены на кровь, пот, работу, неграмотность и бесправие.

И мы, рабочие освобожденной от деспотического режима Турции, пока еще эксплуатируемы, неграмотны и бесправны… Мы больше всех обездолены и эксплуатируемы. И мы должны стать бойцами за свое освобождение. Сознавая нашу роль и наш долг, будем готовы идти тем единственным путем, которым можно достичь предложенной нам славной цели.

Равенство труда и потребления – вот главная цель наших стремлений и стремлений всех трудящихся. Борьба против всех эксплуататоров – вот каким должно быть единственное и окончательное средство нашей борьбы…

Однако нельзя забывать, чтобы начать борьбу и быть уверенным в победе, необходимы организованность и готовность. И мы, хлебопеки, призываем всех наших товарищей трудящихся организоваться, согласно своему ремеслу, чтобы всем вместе, организованно и в полной готовности, отправиться на захват той крепости, которая стала оплотом монопольных классов…»

В провозглашении таких целей большую роль сыграли, конечно, деятели, приехавшие в Васпуракан с Кавказа, прежде всего Арам и Саркис. Но они стали всего лишь закваской. Главной причиной было незавидное положение трудового класса.

 

 

Речь, по всей видимости, идет об Араме Манукяне и Саркисе Барсегяне.

Известный деятель Дашнакцутюн Арам Манукян находился на партийной работе в Ване в 1904-1908 и 1910-1915 гг.

Саркис Барсегян, уроженец Елисаветпольской губернии, в 1900-1904 гг. на партийной работе в Баку. Был одним из главных соратников Христофора Микаэляна в операции «Поторик». В 1905 году участвовал в армяно-«татарских» вооруженных столкновениях. Затем был направлен в Васпуракан. С 1908 года работал в Эрзруме. На всеобщем съезде в Эрзруме в 1914 году был избран в состав новосозданного бюро Армении, стал его представителем в Константинополе, где погиб с началом Геноцида.

 

Продолжение следует

 

oN THE TOPIC

A European “grand revolution”, then, is a generalized revolt against an Old Regime. Moreover, such a transformation occurs only once in each national history, since it is also the founding event for the nation’s future “modernity”.

 …յաղթանակող է այն կուլտուրան, որ իր շուրջն օղակում և համախմբում է հոծ մարդկային զանգուածներ, որ յաղթանակող է այն կուլտուրան, որը ստեղ­ծում է արժէքներ ոչ թէ հասարակութեան մի չնչին խաւի,այլ նրա մեծամասնութեան համար: Այդպիսի մի կուլտուրա իրաւ որ յաղթանակող կարող Է լինել, կուլտուրա ասածդ ոչ թէ պիտի բաժանէ, այլ միացնէ: Այդպէս էր արդեօ՞ք պատմա­կան հայի կուլտուրան: Ո՛չ:

Семейная жизнь и устройство армянского народа совершенно патриархальные; но в одном отношении этот народ существенно отличается от прочих азиатских народов и именно в отношении к положению женского пола, признания его самостоятельности; равенство прав и достоинства, выказываются в семейном устройстве армян и в личности женщин. В этом, по мнению моему, заключается призвание армян к высшему разви...