aD MARGINEM

Отсутствие армянской феодальной аристократии, несравненно более слабая, чем на Западе позиция духовенства и сравнительно сильное влияние бюргерства - вот отличительные черты внутренней социальной структуры армянского общества конца XVIII века.

Армянская нация, по отношению к Азии, имеет одно большое и великое призвание: ее можно считать той закваской, которое помещена между кипящими веществами Азии, чтобы пробудить и воскресить в очередной раз почти что умершие ростки духовной жизни. При всем этом невозможно отрицать, что положение армян, имеющих свой религиозный центр и сообщающихся между собой внутри нации, имеет чрезвычайные удобства и является гарантией их прогресса.

Жизнь армян лишена подобного морального порядка, который иными словом мы называем царством, этот факт известен всем и никто не сможет его оспорить. И к каким последствиям ведет отсутствие подобного морального порядка среди армян, достаточно было сказано здесь, а именно, что нации, над которыми не было покровительства сильного посоха власти, лишенные свободной политической жизни, не расцветали ни в учении, ни в науках.

Народ подвергается коренной нивеллировке - в равном и всеобщем рабстве (...) Представляя до того времени нацию с сильно развитой аристократией и вообще с резкими сословными делениями, армяне превращаются в единый, безсословный «демос», «равноправный хотя бы в своем бесправии».

...характеризуя армянскую нацию, Паскевич указывал на то, что какие-нибудь поблажки этой нации не могут быть допустимы во избежание потери престижа русского имени. (...) А затем, указывает на главную причину этих своих требований, — на то, что армянское духовенство и армянский народ не ослабевают в своих искательствах, ни в пронырливости, дабы достигнуть своей цели, «ибо алчности и желаниям почестей в сем народе нет границ, нет пределов.

Где, желали бы мы знать, сосредоточена эта армянская национальность? Где земля, на обладание которой она могла бы иметь хоть претензию? Владения царей Армении простирались некогда от Евфрата до Кавказского хребта, но еще до начала христианской эры это государство утратило свою независимость, и с того времени его территория сделалась игралищем восточных завоевателей и в настоящее время находится под властью Турции, Персии и России.

...позволю себе, чтобы рельефнее оттенить и сделать более понятным размеры сепаратистических тенденций армян на Кавказе, — упомянуть о важнейшем событии на Кавказе, которое замалчивает сейчас армянская печать, работая под сурдинку, но которого не должна замалчивать русская Государственная Дума, а своим сильным вотумом, своим словом должна наложить на него veto. Я разумею прежде всего и раньше всего так называемый Бакинский Армянский культурный союз, ...

Если бы правительство на Кавказе опиралось на мусульман, Кавказ не представлял бы того безумия народа, которое он представляет в данную минуту, и мы могли бы быть совершенно спокойны за будущее на Кавказе, какие бы политические бури и осложнения не разражались над Россией».

Армянин, таким образом, выступает здесь одновременно, как фигура национальная и экономическая, и эти противоречия, конечно, создавали все данные для зарождения в части грузинского населения армянофобии, которая, затем, отрываясь от породивших ее, чисто местных впечатлений, направлялась уже на армянский народ, как таковой.

Становясь не на историческую точку зрения принадлежности земель к составу старых грузинских царств, а на точку зрения преобладающего ныне населения, необходимо исключить из состава реальной Грузии, как негрузинские, те провинции, которые входили в состав исторической Грузии, но затем, по разным причинам, изменили свою национальную физиономию.

Если бы пропасть между общественными слоями должна была все углубляться, «вертикальные» подразделения человечества, т. е. национальные различия, скоро совсем стушевались бы перед громадностью «горизонтальных» подразделений классовой дифференциации. (...) Вся механика того, что мы называем прогрессом, направляется к устранению классового несходства. (...) Но когда классовые несходства исчезнут, именно тогда мы особенно ясно увидим несходства националь...

Мы видели, что у каждого класса — свой собственный национализм, своя особая национальная программа; ибо национальное движение не есть движение единое и однородное. Так и пролетариат обладает своими специфическими национальными идеями и стремлениями, не менее твердыми и решительными, чем у других классов, но со своим определенным направлением.