aD MARGINEM

Результаты расследования, в смысле установленных оснований к возбуждению вопроса об ответственности должностных лиц по суду, могут быть сведены к обвинению их в явном бездействии власти, выразившемся в непринятии ими мер к предотвращению и прекращению, имевшимися в их распоряжении средствами, совершавшихся в их присутствии убийств, грабежей и поджогов, к оказанию помощи находившимся в опасности и обращавшимся к ним лицам, к рассеянию и обезоружению п...

9 Февраля утром убийства и погромы продолжались в разных частях города. Вооруженные татары насильственно врывались в армянские дома, грабили имущество и убивали попадавшихся им армян.

Если в 60-е гг. интерес к Армении армянских интеллектуалов - это еще и интерес к “Русской Армении” и именно в 60-е  был декларирован “армянский вопрос в Российской империи”, то в дальнейшем весь интерес смещается к османской ее части- часто само выражения Армения используется исключительно по отношению именно к "Турецкой Армении", в то время как “Русская Армения”, вплоть до начала 20 в. становится своеобразной terra incognita.

Может быть, армянам, как никакому другому народу СССР, это «столкновение с реальностью», которую могла дать лишь независимость, исчезновение «Центра», на который можно сваливать свои беды и неудачи, за которого можно прятаться», умолять его о помощи и т.д., было психологически необходимо.

У евреев геноцид приблизительно совпадает во времени с величайшим событием еврейской истории — созданием государства Израиль, достижением почти чудесной, немыслимой нормализации положения евреев, их превращения в народ среди других народов. (...) В армянской истории не произошло такого события, компенсирующего травму от геноцида и нормализирующего самосознание события.

И наряду с этим армянское движение резко отличается от других по своим задачам. Здесь на первом месте — Миацум (соединение с Карабахом), а не достижение независимости, которое произошло в огромной степени силой обстоятельств — в ходе общей дезинтеграции Советского Союза.

Новый патриотизм не имел притязаний ни на обладание и сохранение, ни на создание самобытно-национальной армянской культуры; стремление его к национальному самоутверждению отнюдь не клонилось к реставрации формы и содержания "славного” прошлого. Лозунги армянского самоутверждения и самобытности для него имели смысл, как противопоставление себя и своего народа затхлой азиатщине, и сплеталось с неудержимой тягой к европейской культуре.

Отсутствие армянской феодальной аристократии, несравненно более слабая, чем на Западе позиция духовенства и сравнительно сильное влияние бюргерства - вот отличительные черты внутренней социальной структуры армянского общества конца XVIII века.

Армянская нация, по отношению к Азии, имеет одно большое и великое призвание: ее можно считать той закваской, которое помещена между кипящими веществами Азии, чтобы пробудить и воскресить в очередной раз почти что умершие ростки духовной жизни. При всем этом невозможно отрицать, что положение армян, имеющих свой религиозный центр и сообщающихся между собой внутри нации, имеет чрезвычайные удобства и является гарантией их прогресса.

Жизнь армян лишена подобного морального порядка, который иными словом мы называем царством, этот факт известен всем и никто не сможет его оспорить. И к каким последствиям ведет отсутствие подобного морального порядка среди армян, достаточно было сказано здесь, а именно, что нации, над которыми не было покровительства сильного посоха власти, лишенные свободной политической жизни, не расцветали ни в учении, ни в науках.

Народ подвергается коренной нивеллировке - в равном и всеобщем рабстве (...) Представляя до того времени нацию с сильно развитой аристократией и вообще с резкими сословными делениями, армяне превращаются в единый, безсословный «демос», «равноправный хотя бы в своем бесправии».

...характеризуя армянскую нацию, Паскевич указывал на то, что какие-нибудь поблажки этой нации не могут быть допустимы во избежание потери престижа русского имени. (...) А затем, указывает на главную причину этих своих требований, — на то, что армянское духовенство и армянский народ не ослабевают в своих искательствах, ни в пронырливости, дабы достигнуть своей цели, «ибо алчности и желаниям почестей в сем народе нет границ, нет пределов.