aD MARGINEM

Здесь, как и при всяком умственном движении в мусульманском мире, приходится считаться с двумя факторами, приводящими к одному и тому же результату: с бессознательным подражанием Европе, с одной стороны, и с желанием бороться против Европы, с дру­гой, вооружить исламизм, чтобы дать ему возможность бо­роться равными силами. В конце концов, исламизм стремится стать либеральным, чтобы защищаться от либерализма, и преобразуется из чувства самосохранения....

Все мусульмане, приходившие из иных мест и селившиеся в Европейской Турции или Анато­лии, обыкновенно уже в первом поколении совершенно рас­творялись в османском населении.С 1829 года, со времени освобождения Греции, османы таким образом поглотили и асси­милировали многочисленных мусульманских переселенцев, греков, сербо-хорватов, болгар, черкесов, вышедших либо из областей, которые последовательно были утрачены турками, либо из стран, завоеванных ру...

Исторически секрет национального уклада в Австро-Венгрии надо искать вопреки установившимся взглядам, не в расположении ила неприязни двора, не в клерикальном влиянии, которое само является следствием более глубоких причин, а в степени экономического развития и в классовой структура наций. Оставляя в стороне итальянцев - весьма малочисленных - мы видим, что в 1867 г. лишь два народа обладали достаточно развитым классовым строением - немцы и мадьяры.<...

Точно так же новой Турции приходится создавать свою новую силу в неслыханной борьбе и точно так же, как и русскому народу, народу турецкому пришлось одновременно стать героем и жертвой своих беспримерных страданий. Временами казалось, что он на краю пропасти и почти поглощен бездной. И только изумительное мужество турецкого рабочего и крестьянина, отражавших на поле битвы насильников, открыло ему путь к новому будущему.

Призрак Сов. России витал над этим зеленым столом. Победа Турции в этой новой обстановке есть снова наша победа. Почему мировые державы шли на величайшие уступки маленькой Турции? Потому что они боялись Сов. России. Почему в моменты величайшего напряжения отношений между Турцией и Западом, в особенности в момент перерыва Лозаннской конференции, не была возобновлена война и громадные силы Англии не были брошены на маленькую Турцию? Из-за Сов. России.<...

«Армяне, действительно, разделились на две партии. (...) ультра-либералы не желают сближаться с русскими и объединены вокруг Налбандова. Другая партия считает армянскую нацию гниющим трупом, лишенным всякой жизнеспособности, которая сольется с теми элементами, в среде которых находятся проживающие ее части»

"Было время – пока еще весьма недалекое – когда между Русскими и инородцами Закавказья не было недоразумений. Русская национальность занимала неоспоримо первенствующее положение в крае, и все находили это естественным, потому что русской силой извлечен этот край из внутренней анархии и полудикого быта; ею водворена в нем безопасность; русской кровью возрожден он к новой жизни, и только в единении с Россией открываются для него пути цивилизации и благ...

"Благодаря искусственному, бессистемному административному делению нашего края на губернии и уезды, территории армянского и мусульманского большинства были перемешаны. Так, армянское большинство поделено между четырьмя губерниями: Эриванской. Елисаветпольской, Тифлисской и Карской".

Само собою разумеется, что это настроение администрации не могло пройти не замеченным представителями других кавказских народностей, никогда особенно не симпатизировавших армянам, как нации, экономически преобладающей и дающей постоянно, в мелочах повседневной соседской жизни, чувствовать свое превосходство, а особенно — местными мусульманами, которые не могли при этом случае не вспомнить исторической вражды своих предков с армянской народностью.

"Сословность пустила глубокие корни и проникла вплоть до губернских земств. Если в центральной России от деятельности земства получается такой результат тогда, когда его работники-дворяне культурнее наших, то что можно ожидать у нас в Закавказье, где дворянство в своем большинстве мало развито и почти некультурно".

В результате у армянских общественно-политических кругов создавалось ощущение необходимости некой могущественной внешней силы, с которой необходимо вести диалог в надежде на ее «справедливые решения». Организовать эффективное системное сотрудничество с такой внешней силой с позиций хотя бы относительной самостоятельности эти круги были принципиально не в состоянии. В стремлении преувеличивать собственную значимость оставалось распространять мифы о …<...

"Считаю долгом отметить, что в среде совещания заметно составился блок между грузинами и магометанами против армянского меньшинства, причем к этим группам примкнули и почти все русские члены совещания".