tOPICS

Революция-2018 попала в ловушку, в которую очень легко угодить, когда противник создал себе фейковую оболочку, когда «правящая корпорация», грабившая страну и разваливавшая государство делала это под прикрытием политико-правовой фикции.

Для стратегического успеха движения необходимо заполнение множества вакансий, появление в нужном месте, в нужное время людей, способных выполнять в движении самые разные функции, играть самые разные роли. Людей из разных социальных слоев, разного психологического типа, разного статуса, с разными навыками.

Время, когда деятели всех мастей приезжали из Москвы и Лос-Анджелеса учить аборигенов, как превратить советскую безнадегу в «global hub», бесповоротно прошло. Мнение всех тех, кто хочет только учить и не хочет учиться, девальвировалось.

С особой меркой надо подходить к учреждающим или конституирующим событиям, которые создают новую реальность. Именно такой характер имеет 28 мая 1918 года при всех сопутствующих этой дате обстоятельствах. Учреждающее событие носит в себе не безграничный, но широкий спектр разнонаправленных возможностей. Первая Республика содержала в этом спектре и Армению начала 2018 года, и Армению мая 2018 года.

Первое отличие – это сетевой принцип малых самоорганизующихся групп, не столько виртуальный, сколько реальный. Принцип быстрого формирования и переформатирования групп в зависимости от поставленной задачи очень напоминает принципы коммуникации в социальных сетях.

В 1932 году в Ереване был опубликован и, вскоре, подпал под запрет, как контрреволюционная публикация, том под заголовком “Первые массовые революционные движения”. В этом томе приведены документальные источники, письма и свидетельства, (...) которые компрометирующими фактами представляют заговорщическую деятельность в эти дни армянских большевиков против Республики Армении. Представим эту черную страницу истории со слов самих же большевиков......

Для Армении это движение имело несколько тяжелых последствий, которые оказали громадное воздействие на последующие события. Первым и наиболее судьбоносным последствием необходимо считать деморализацию и развал армянской армии. (…) Идея государственности, которая и без этого не была сильной в нашей национальной армии, ослабла еще больше.

Некоторые надежды армянские большевики связывали с протекавшими в это время в Карабахе военными действиями, также как с недовольством русских и мусульманских элементов. Их расчет был простым: используя голод, экономический кризис, центробежные инстинкты русских и мусульман - с одной стороны, и с другой - внешнюю поддержку большевиков и симпатии к Красной армии - взорвать изнутри Республику Армении.

Вся эта огромная масса людей тоже с опаской смотрит на политические перемены, поскольку они означают обрушение самого верха системы патронажно-клиентских отношений, что чревато обрушением их до самого низа через «эффект домино».

Интересно, что ни Лео, ни Манандян (ни большинство ученых, писавших по данному вопросу до 1980-х) даже не думали, что могут подрывать армянские притязания на свою родину использованием термина yekvor в отношении прото-армян.

«История Хоренаци» была, пожалуй, наиболее важным текстом для формулирования армянской традиции. Составленная где-то между V и VIII вв., она была одной из первых секулярных работ, напечатанных армянскими издателями в XVII в. (первая публикация в Амстердаме, 1695). В последующие два столетия «История» была многократно переиздана и переведена на некоторые европейские языки.

Цель Сюни в деконструкции национального нарратива состоит в том, чтобы раскрыть различные пути представления армянского прошлого, пути, которые подавляются или замещаются эссенциализированными методами националистической историографии.