tOPICS

Незавершенное образование и образование, лишенное основ, иногда выводят на арену странные личности, по этой причине не стоит удивляться тому, что среди наших полуобразованных [девушек] появляются иногда “нигилистки”. Крайности сменяют друг друга. Неразвитая, суеверная, полная предубеждений и невежества семья дает часто крайних вольнодумцев, когда приближаешь к ней светоч образования.

Когда у жены есть свободное занятие, когда она также со своей стороны помогает семье, она не будет зависеть от мужчины и сбросит со своей шеи тяжелое иго его тирании. У мужчины также по отношению к ней, помимо любви, будет отдельное уважение, когда он найдет в ней хорошую работницу.

Устройство семьи принуждает женщину к покорности, которая отнимает у нее всякую свободу и заставляет слепо следовать всем принятым обрядам и обычаям; невозможно, чтобы подобная деспотическая организация не довела бы женщину к односторонности, безынициативности и, в конце концов, скудоумию.

Женский пол (за исключением старухи-бабушки) лишен права голоса. Это предложение необходимо понимать в его буквальном значении: они не только не могут давать советы по домашним нуждам, но даже и говорить им запрещено.

Упомянутые три типа активизма в армянской политической культуре не являются звеньями рациональной политической борьбы, но призваны возместить каким-то образом ее отсутствие. Создается впечатление, то это политическая культура, которая рассчитывает на чудо, но не представляет себе дальнейших действий ни при отсутствии чуда, ни в том случае, если оно вдруг произошло.

Слабые стороны в сегодняшней армянской культуре - отсутствие серьезной мировоззренческой базы у гуманитарной науки - в частности, философской, культурологической и искусствоведческой. Она вся провинциально-описательная - нет ни идей, ни большой культуры понимания. В то время как творчество некоторых художников можно приравнять к высоким образцам мировой культуры.

Искренняя или даже неискренняя встреча культур - есть синтез. И когда мы говорим, что Комитас-вардапет, получив образование в Берлинской консерватории, очистил от иноземных культурных влияний армянскую народную музыку, мы обозначаем факт возврата или факт восстановления, но не факт синтеза. А так, без синтеза, мы не имели бы ни Саят-Нову, ни Дживани, ни других больших ашугов. Мы не имели бы Гарзу, Кочара, Аршила Горки, Арама Хачатуряна, Екмаля...