tOPICS

В 1932 году в Ереване был опубликован и, вскоре, подпал под запрет, как контрреволюционная публикация, том под заголовком “Первые массовые революционные движения”. В этом томе приведены документальные источники, письма и свидетельства, (...) которые компрометирующими фактами представляют заговорщическую деятельность в эти дни армянских большевиков против Республики Армении. Представим эту черную страницу истории со слов самих же большевиков......

Для Армении это движение имело несколько тяжелых последствий, которые оказали громадное воздействие на последующие события. Первым и наиболее судьбоносным последствием необходимо считать деморализацию и развал армянской армии. (…) Идея государственности, которая и без этого не была сильной в нашей национальной армии, ослабла еще больше.

Некоторые надежды армянские большевики связывали с протекавшими в это время в Карабахе военными действиями, также как с недовольством русских и мусульманских элементов. Их расчет был простым: используя голод, экономический кризис, центробежные инстинкты русских и мусульман - с одной стороны, и с другой - внешнюю поддержку большевиков и симпатии к Красной армии - взорвать изнутри Республику Армении.

Существовал только один способ разорвать этот узел. Определение границ Армении и их признание соседями. Как только Армянская республика получила бы свои постоянные границы, крестьяне-мусульмане внутри этих границ и армянские крестьяне за их пределами могли бы поменяться местами - единственное известное лекарство от раздоров в этих краях; или же те и другие должны были мирно признать своих новых правителей.

учитывая реалии прошедшего года, приоритетом армянских организаций должны были стать новые санкции против Азербайджана, конкретных официальных лиц в его руководстве, военная помощь и поставки Армении со стороны США или их союзников. Эти вопросы на сегодняшний день никак не актуализируются ни организациями, ни конгрессменами, которые считаются друзьями армянской общины.

Может быть, армянам, как никакому другому народу СССР, это «столкновение с реальностью», которую могла дать лишь независимость, исчезновение «Центра», на который можно сваливать свои беды и неудачи, за которого можно прятаться», умолять его о помощи и т.д., было психологически необходимо.

Упомянутые три типа активизма в армянской политической культуре не являются звеньями рациональной политической борьбы, но призваны возместить каким-то образом ее отсутствие. Создается впечатление, то это политическая культура, которая рассчитывает на чудо, но не представляет себе дальнейших действий ни при отсутствии чуда, ни в том случае, если оно вдруг произошло.

Само собою разумеется, что это настроение администрации не могло пройти не замеченным представителями других кавказских народностей, никогда особенно не симпатизировавших армянам, как нации, экономически преобладающей и дающей постоянно, в мелочах повседневной соседской жизни, чувствовать свое превосходство, а особенно — местными мусульманами, которые не могли при этом случае не вспомнить исторической вражды своих предков с армянской народност...

«Старые», вписанные в систему и по определению коллаборационистские элиты обычно апеллируют к традициям сообщества в том виде, какой они приобрели на данный момент времени. Новые, национально-освободительные – к тому или иному варианту западных идей «коллективных прав», поскольку нация - это периодически политизирующееся сообщество, которое борется за свои коллективные права и свое совместное будущее.

Растущее пролетарское движение на Кавказе, особенно активное непосредственно перед российской революцией, и конфискация российскими властями армянской церковной собственности в 1903 году повлияли на укрепление и распространение социалистических взглядов.

Один из наиболее интересных и значимых аспектов этих трех приблизительно одновременных революций в граничащих друг с другом регионах – поток и циркуляция революционных элит, активистов и интеллектуалов, а также революционной литературы и  оружия через границы этих регионов до начала и во время революций. Что касается армян, они переезжали из одной армянской общины в другую между Османской, Российской и Каджарской империями...

Конечно, коллаборационизмом не занимаются с позиции силы, коллаборационизм это политическое сотрудничество с сильным. Однако причиной коллаборационизма может быть и чувство общей фатальной слабости и совсем другое чувство – стратегической нехватки определенных важных ресурсов на данном этапе борьбы.