tOPICS

Незавершенное образование и образование, лишенное основ, иногда выводят на арену странные личности, по этой причине не стоит удивляться тому, что среди наших полуобразованных [девушек] появляются иногда “нигилистки”. Крайности сменяют друг друга. Неразвитая, суеверная, полная предубеждений и невежества семья дает часто крайних вольнодумцев, когда приближаешь к ней светоч образования.

Когда у жены есть свободное занятие, когда она также со своей стороны помогает семье, она не будет зависеть от мужчины и сбросит со своей шеи тяжелое иго его тирании. У мужчины также по отношению к ней, помимо любви, будет отдельное уважение, когда он найдет в ней хорошую работницу.

Устройство семьи принуждает женщину к покорности, которая отнимает у нее всякую свободу и заставляет слепо следовать всем принятым обрядам и обычаям; невозможно, чтобы подобная деспотическая организация не довела бы женщину к односторонности, безынициативности и, в конце концов, скудоумию.

Женский пол (за исключением старухи-бабушки) лишен права голоса. Это предложение необходимо понимать в его буквальном значении: они не только не могут давать советы по домашним нуждам, но даже и говорить им запрещено.

Петроградское студенчество отличалось большей национально-политической направленностью, нежели московское. Там уже начались, как легальная деятельность, так и агитация за освобождение Армении. Публиковались небольшие брошюры о восстаниях на Балканах, готовился переход молодежи в Турецкую Армению.

Сама она носит какую-то особую одежду в восточном стиле, причем из-под этой одежды виднеется другая, «стянутая поясом из серебряной материи, затканной рубинами». Когда она рассказывает Стюрелю о своем прошлом, она старается оттенить восточный колорит армянской жизни, - по воле автора нередко впадая даже при этом в известную утрировку.

Очень важно, что армянский народ воспринимает государство не как сакральный, а как функциональный институт. Для меня прошедшие семь дней важны потому, что сотни тысяч людей прониклись идеей, что государство всего лишь инструмент и не более.

Возникает огромный оптимизм. Посмотрите на иконографические образы 50-60-х годов. Молодые лица, взгляд устремлен куда-то за горизонт. На лицах улыбка оптимизма, причем он не дифференцирован, трудно сказать, к чему он относится. Просто жить стало лучше – того, что было в прошлом больше не будет, а дальше все будет лучше и лучше. Это Гагарин в Советском Союзе, это Джон Кеннеди в Америке, это Че Гевара для «третьего мира», это «Beatles».

Армянский кинематограф, как и вся армянская культура, был оборван тогда, когда должен был стать городским. У нас только-только начиналась тема армянина как городского жителя. Не все попытки были удачными, и наши первые городские фильмы были все-таки о деревенском человеке в городе. Но если бы у нас осталось время еще на одно поколение, это было бы уже поколение людей, родившихся в городе – мое поколение.