tOPICS

Вся эта огромная масса людей тоже с опаской смотрит на политические перемены, поскольку они означают обрушение самого верха системы патронажно-клиентских отношений, что чревато обрушением их до самого низа через «эффект домино».

Интересно, что ни Лео, ни Манандян (ни большинство ученых, писавших по данному вопросу до 1980-х) даже не думали, что могут подрывать армянские притязания на свою родину использованием термина yekvor в отношении прото-армян.

«История Хоренаци» была, пожалуй, наиболее важным текстом для формулирования армянской традиции. Составленная где-то между V и VIII вв., она была одной из первых секулярных работ, напечатанных армянскими издателями в XVII в. (первая публикация в Амстердаме, 1695). В последующие два столетия «История» была многократно переиздана и переведена на некоторые европейские языки.

Этот этос характеризуется принципом, что историография должна быть придатком  национальной безопасности. Иными словами, главной ее целью должно быть, с одной стороны, генерировать и утверждать национальную идентичность, с другой стороны – защищать интересы безопасности нации-государства.

У этницизма просто нет причин для внутренних конфликтов в сообществе, в действительности необходимых, как «закваска» развития. Конфликты могут быть только внешними, а всякий внутренний конфликт – угроза необходимой монолитности сообщества, преступная попытка его раскола во враждебном или, по крайней мере, недружественном, конкурентном окружении.

Если бы пропасть между общественными слоями должна была все углубляться, «вертикальные» подразделения человечества, т. е. национальные различия, скоро совсем стушевались бы перед громадностью «горизонтальных» подразделений классовой дифференциации. (...) Вся механика того, что мы называем прогрессом, направляется к устранению классового несходства. (...) Но когда классовые несходства исчезнут, именно тогда мы особенно ясно увидим несходства на...

Здесь, как и при всяком умственном движении в мусульманском мире, приходится считаться с двумя факторами, приводящими к одному и тому же результату: с бессознательным подражанием Европе, с одной стороны, и с желанием бороться против Европы, с дру­гой, вооружить исламизм, чтобы дать ему возможность бо­роться равными силами. В конце концов, исламизм стремится стать либеральным, чтобы защищаться от либерализма, и преобразуется из чувства самосохр...

Все мусульмане, приходившие из иных мест и селившиеся в Европейской Турции или Анато­лии, обыкновенно уже в первом поколении совершенно рас­творялись в османском населении.С 1829 года, со времени освобождения Греции, османы таким образом поглотили и асси­милировали многочисленных мусульманских переселенцев, греков, сербо-хорватов, болгар, черкесов, вышедших либо из областей, которые последовательно были утрачены турками, либо из стран, завоева...

Точно так же новой Турции приходится создавать свою новую силу в неслыханной борьбе и точно так же, как и русскому народу, народу турецкому пришлось одновременно стать героем и жертвой своих беспримерных страданий. Временами казалось, что он на краю пропасти и почти поглощен бездной. И только изумительное мужество турецкого рабочего и крестьянина, отражавших на поле битвы насильников, открыло ему путь к новому будущему.

Призрак Сов. России витал над этим зеленым столом. Победа Турции в этой новой обстановке есть снова наша победа. Почему мировые державы шли на величайшие уступки маленькой Турции? Потому что они боялись Сов. России. Почему в моменты величайшего напряжения отношений между Турцией и Западом, в особенности в момент перерыва Лозаннской конференции, не была возобновлена война и громадные силы Англии не были брошены на маленькую Турцию? Из-за Сов. Р...

Эти чувства, эти отчетливые или смутные идеи были новыми веяниями с запада Европы. Но они не распространялись просто по принципу подражания авторитетному "миру современности", как, например, мода на новый стиль в искусстве. Они попадали на почву, уже подготовленную этническими и религиозными предубеждениями, враждебностью, отложенными до поры коллективными амбициями.

 Триада «система универсальных сверхценностей – транснациональная «партия» - Центр/метрополия» держится на постоянной вербовке человеческого ресурса. При этом всякая такая триада оправдывает свое существование борьбой против другой транснациональной триады, желающей «подчинить мир», «поработить человечество». И под этим предлогом успешно привлекает к коллаборационизму даже патриотов.