tOPICS

Если в 60-е гг. интерес к Армении армянских интеллектуалов - это еще и интерес к “Русской Армении” и именно в 60-е  был декларирован “армянский вопрос в Российской империи”, то в дальнейшем весь интерес смещается к османской ее части- часто само выражения Армения используется исключительно по отношению именно к "Турецкой Армении", в то время как “Русская Армения”, вплоть до начала 20 в. становится своеобразной terra incognita.

Цель Сюни в деконструкции национального нарратива состоит в том, чтобы раскрыть различные пути представления армянского прошлого, пути, которые подавляются или замещаются эссенциализированными методами националистической историографии.

Армянская нация, по отношению к Азии, имеет одно большое и великое призвание: ее можно считать той закваской, которое помещена между кипящими веществами Азии, чтобы пробудить и воскресить в очередной раз почти что умершие ростки духовной жизни. При всем этом невозможно отрицать, что положение армян, имеющих свой религиозный центр и сообщающихся между собой внутри нации, имеет чрезвычайные удобства и является гарантией их прогресса.

Жизнь армян лишена подобного морального порядка, который иными словом мы называем царством, этот факт известен всем и никто не сможет его оспорить. И к каким последствиям ведет отсутствие подобного морального порядка среди армян, достаточно было сказано здесь, а именно, что нации, над которыми не было покровительства сильного посоха власти, лишенные свободной политической жизни, не расцветали ни в учении, ни в науках.

И, конечно, вот это «строгое требование» понимания категорий, оно предполагает не лозунговое решение вопроса, что вот, мы поняли, что такое республика или государство и отказываемся от концепции трех республик. Это предполагает строгое, последовательное отношение к тем отходам, к тем недостаткам политической власти, которые все чаще оправдываются с позиций «неизбежных закономерностей» и объективных процессов.

Армянин, таким образом, выступает здесь одновременно, как фигура национальная и экономическая, и эти противоречия, конечно, создавали все данные для зарождения в части грузинского населения армянофобии, которая, затем, отрываясь от породивших ее, чисто местных впечатлений, направлялась уже на армянский народ, как таковой.

Мы видели, что у каждого класса — свой собственный национализм, своя особая национальная программа; ибо национальное движение не есть движение единое и однородное. Так и пролетариат обладает своими специфическими национальными идеями и стремлениями, не менее твердыми и решительными, чем у других классов, но со своим определенным направлением.

Версия азиатского этногенеза  и соответственно азиатского духовного наследия древних германцев была основана на достижениях компаративной лингвистики, которая бурно развивалась именно в Германии, под воздействием обостренного интереса к «корням».