tOPICS

Если в 60-е гг. интерес к Армении армянских интеллектуалов - это еще и интерес к “Русской Армении” и именно в 60-е  был декларирован “армянский вопрос в Российской империи”, то в дальнейшем весь интерес смещается к османской ее части- часто само выражения Армения используется исключительно по отношению именно к "Турецкой Армении", в то время как “Русская Армения”, вплоть до начала 20 в. становится своеобразной terra incognita.

Цель Сюни в деконструкции национального нарратива состоит в том, чтобы раскрыть различные пути представления армянского прошлого, пути, которые подавляются или замещаются эссенциализированными методами националистической историографии.

Новый патриотизм не имел притязаний ни на обладание и сохранение, ни на создание самобытно-национальной армянской культуры; стремление его к национальному самоутверждению отнюдь не клонилось к реставрации формы и содержания "славного” прошлого. Лозунги армянского самоутверждения и самобытности для него имели смысл, как противопоставление себя и своего народа затхлой азиатщине, и сплеталось с неудержимой тягой к европейской культуре.

Отсутствие армянской феодальной аристократии, несравненно более слабая, чем на Западе позиция духовенства и сравнительно сильное влияние бюргерства - вот отличительные черты внутренней социальной структуры армянского общества конца XVIII века.

При отсутствии жесткого доминирования сильного государства национальная глобальность – это неизбежно неформальное и не несущее ответственности лидерство, какие-то “круги общения”, непубличные обсуждения в узких кругах. Это не нация, а корпоративное управление деполитизированным народом со стороны неопределенного сообщества vip-армян.  

Критика национализма с целью деконструкции национализма и наций вообще, и критика внутри национализма как фактор укрепления прогрессивных тенденций в самом национализме, укрепления и демократизации его базы, как средства борьбы с общественным самообманом, с самодурством и политическим популизмом элит - это два фундаментально разных феномена.

У этницизма просто нет причин для внутренних конфликтов в сообществе, в действительности необходимых, как «закваска» развития. Конфликты могут быть только внешними, а всякий внутренний конфликт – угроза необходимой монолитности сообщества, преступная попытка его раскола во враждебном или, по крайней мере, недружественном, конкурентном окружении.

Национализм с самого своего возникновения - это идеология преодоления формального неравенства, внешнего подчинения, сословных преград, которые основаны на традиционной легитимации власти. И все группы, члены которых осознавали свое подчинение как несправедливое, были восприимчивы к идеям нации.

Армянская нация, по отношению к Азии, имеет одно большое и великое призвание: ее можно считать той закваской, которое помещена между кипящими веществами Азии, чтобы пробудить и воскресить в очередной раз почти что умершие ростки духовной жизни. При всем этом невозможно отрицать, что положение армян, имеющих свой религиозный центр и сообщающихся между собой внутри нации, имеет чрезвычайные удобства и является гарантией их прогресса.

Жизнь армян лишена подобного морального порядка, который иными словом мы называем царством, этот факт известен всем и никто не сможет его оспорить. И к каким последствиям ведет отсутствие подобного морального порядка среди армян, достаточно было сказано здесь, а именно, что нации, над которыми не было покровительства сильного посоха власти, лишенные свободной политической жизни, не расцветали ни в учении, ни в науках.

Упомянутые три типа активизма в армянской политической культуре не являются звеньями рациональной политической борьбы, но призваны возместить каким-то образом ее отсутствие. Создается впечатление, то это политическая культура, которая рассчитывает на чудо, но не представляет себе дальнейших действий ни при отсутствии чуда, ни в том случае, если оно вдруг произошло.

Народ подвергается коренной нивеллировке - в равном и всеобщем рабстве (...) Представляя до того времени нацию с сильно развитой аристократией и вообще с резкими сословными делениями, армяне превращаются в единый, безсословный «демос», «равноправный хотя бы в своем бесправии».