tOPICS

Личности вторичны. Это столкновение идей. Государственность, республика, справедливость — или корпорация и доходность. Часто выбор между этими двумя полюсами происходит подсознательно. Это столкновение элитарного и эгалитарного мировоззрений.

Политика состоит из множества агонов разного рода. Граничащих с войной и вполне мирных, даже с соблюдением традиционных церемоний. Явных и подспудных. Чисто политических и формально неполитических (язык, религия, миграционные потоки, социальный статус, распределение благ и ресурсов на микроуровне), которые со временем будут конвертированы в политические «очки».

Для стратегического успеха движения необходимо заполнение множества вакансий, появление в нужном месте, в нужное время людей, способных выполнять в движении самые разные функции, играть самые разные роли. Людей из разных социальных слоев, разного психологического типа, разного статуса, с разными навыками.

Приятнее, увлекательнее, престижнее и, главное, безопаснее связывать воображаемое прошлое с воображаемым будущим, чем возиться в сегодняшнем и завтрашнем днях, где все трудно, проблематично, непонятно, чревато ошибками, где надо объединяться с людьми, в которых сомневаешься, надо подчиняться указаниям лидеров, в которых сомневаешься, участвовать в действиях, в которых сомневаешься, рискуя при этом заработать себе реальные и несомненные неприят...

Когда другие институты мобилизации именно национального отсутствовали, по той причине, что практически вся институциональная структура была советской и обслуживала советскую систему, именно это эмоционально-образное восприятие мобилизовывало определенные группы приверженцев, отряды самообороны, комитеты помощи беженцам и т.д.

Вся эта огромная масса людей тоже с опаской смотрит на политические перемены, поскольку они означают обрушение самого верха системы патронажно-клиентских отношений, что чревато обрушением их до самого низа через «эффект домино».

Cейчас мы наблюдаем классическое контрмодернизационное движение, провал государственных институтов и тех фигурантов, которые представляют эту власть, которые выстраивают страну по модели общины, а не государства.

В модели мира современного армянского человека выявленное Адонцем бунтарское, мамиконяновское, фидаинское направление занимает первое и единственное место, становится единственно ценным. Поэтому все государственное тоже связывается с этой тенденцией.

Солнечный свет не всегда слепит, потому что он рассеян, а вот если сфокусировать его в зеркале и направить на человека, то вот этот отраженный свет, в силу своей концентрированности, он может ослепить. И вот в этом смысле отраженный западный кинематограф в очень мощных советских зеркалах был гораздо концентрированнее, и поэтому возник такой феномен.

Все остальное в советском кинематографе, было реакцией на мировое кино, конечно, причем очень интересно, отраженной реакцией, какой-то странной системой зеркал. Если кинематограф вообще похож на платоновское описание пещеры, то советский кинематограф был еще более усложненной пещерой, т.е. это были “тени теней теней”, совершенно сюрреалистическая ситуация, когда то, что нам казалось вершинами, оказывалось эпигонством, плагиатом, и это было неи...

Если бы пропасть между общественными слоями должна была все углубляться, «вертикальные» подразделения человечества, т. е. национальные различия, скоро совсем стушевались бы перед громадностью «горизонтальных» подразделений классовой дифференциации. (...) Вся механика того, что мы называем прогрессом, направляется к устранению классового несходства. (...) Но когда классовые несходства исчезнут, именно тогда мы особенно ясно увидим несходства на...

"Благодаря искусственному, бессистемному административному делению нашего края на губернии и уезды, территории армянского и мусульманского большинства были перемешаны. Так, армянское большинство поделено между четырьмя губерниями: Эриванской. Елисаветпольской, Тифлисской и Карской".