tOPICS

Основная масса погибших - молодые ребята, срочники, которые, конечно, героически сражались, но есть руководство, которое должно делать все, чтобы в таком героизме не было необходимости. Считается, что нельзя в военное время,  каким-то образом ставить под вопрос значение героизма погибших, наоборот, нужно делать на этом акцент. И это, конечно, дает возможность и военным, и политическому руководству уходить от вопросов, которые должны быть задан...

К сожалению, проводится неадекватная политика, не хотят политизировать вопрос продажи оружия Азербайджану - я не говорю только о России. (...) Они и про Украину не говорили, про Турцию, про Израиль - эта позиция мне абсолютно непонятна. Каждый раз, когда продаются вооружения, должны быть протесты - дипломатические, общественные, какие-то еще. Нужно информировать людей. К сожалению, армянское правительство этого не делало.

"Сословность пустила глубокие корни и проникла вплоть до губернских земств. Если в центральной России от деятельности земства получается такой результат тогда, когда его работники-дворяне культурнее наших, то что можно ожидать у нас в Закавказье, где дворянство в своем большинстве мало развито и почти некультурно".

Очень важно, что армянский народ воспринимает государство не как сакральный, а как функциональный институт. Для меня прошедшие семь дней важны потому, что сотни тысяч людей прониклись идеей, что государство всего лишь инструмент и не более.

В пользу Шварцбарда и Тейлиряна говорила их принадлежность к этническим группам, у которых не было ни собственного государства, ни системы правосудия, в мире не существовало трибунала, где та и другая группа могли бы представить свои жертвы.

Есть институции и есть механизмы. Институцию можно создать как абсолютную профанацию, как парламент Советского Союза. С того момента, когда институт приводит в действие некоторые общественные механизмы – в частности, когда парламент приводит в действие механизм политической конкуренции – институт начинает действовать.