tOPICS

Незавершенное образование и образование, лишенное основ, иногда выводят на арену странные личности, по этой причине не стоит удивляться тому, что среди наших полуобразованных [девушек] появляются иногда “нигилистки”. Крайности сменяют друг друга. Неразвитая, суеверная, полная предубеждений и невежества семья дает часто крайних вольнодумцев, когда приближаешь к ней светоч образования.

Когда у жены есть свободное занятие, когда она также со своей стороны помогает семье, она не будет зависеть от мужчины и сбросит со своей шеи тяжелое иго его тирании. У мужчины также по отношению к ней, помимо любви, будет отдельное уважение, когда он найдет в ней хорошую работницу.

Устройство семьи принуждает женщину к покорности, которая отнимает у нее всякую свободу и заставляет слепо следовать всем принятым обрядам и обычаям; невозможно, чтобы подобная деспотическая организация не довела бы женщину к односторонности, безынициативности и, в конце концов, скудоумию.

Женский пол (за исключением старухи-бабушки) лишен права голоса. Это предложение необходимо понимать в его буквальном значении: они не только не могут давать советы по домашним нуждам, но даже и говорить им запрещено.

Цель Сюни в деконструкции национального нарратива состоит в том, чтобы раскрыть различные пути представления армянского прошлого, пути, которые подавляются или замещаются эссенциализированными методами националистической историографии.

 Триада «система универсальных сверхценностей – транснациональная «партия» - Центр/метрополия» держится на постоянной вербовке человеческого ресурса. При этом всякая такая триада оправдывает свое существование борьбой против другой транснациональной триады, желающей «подчинить мир», «поработить человечество». И под этим предлогом успешно привлекает к коллаборационизму даже патриотов.

Для нас это способ выживания, способ приспособления к жесткой реальности всего Кавказа. Что такое Кавказ – маленькие страны в окружении огромных империй. Соответственно есть глубокая традиция – кому-то кем-то казаться, от этого получать выгоды или по крайней мере не получать плохого.

В формате нашего интервью было бы рискованно говорить о всех особенностях лингвистического поворота в философии XX века, но хотел бы лишь отметить, что в результате усилий нескольких поколений философов языка современный философский язык освободился от контролирующей, карающей, осуждающей, подчиняющей роли истины в мышлении и философия вновь вышла на просторы смысло-поиска, поиска нового смыслового порядка мира, основанного на доминации и ценн...