aUTHORS

Интересно, что ни Лео, ни Манандян (ни большинство ученых, писавших по данному вопросу до 1980-х) даже не думали, что могут подрывать армянские притязания на свою родину использованием термина yekvor в отношении прото-армян.

«История Хоренаци» была, пожалуй, наиболее важным текстом для формулирования армянской традиции. Составленная где-то между V и VIII вв., она была одной из первых секулярных работ, напечатанных армянскими издателями в XVII в. (первая публикация в Амстердаме, 1695). В последующие два столетия «История» была многократно переиздана и переведена на некоторые европейские языки.

Цель Сюни в деконструкции национального нарратива состоит в том, чтобы раскрыть различные пути представления армянского прошлого, пути, которые подавляются или замещаются эссенциализированными методами националистической историографии.

Этот этос характеризуется принципом, что историография должна быть придатком  национальной безопасности. Иными словами, главной ее целью должно быть, с одной стороны, генерировать и утверждать национальную идентичность, с другой стороны – защищать интересы безопасности нации-государства.

Джугинские купцы чаще сотрудничали со своими земляками из Джуги, чем с армянами из других регионов. Все указания в джугинской переписке на «одного из наших», «наш народ» (mer jumiat) и «нашу джугинскую нацию» указывают, что это чувство сообщества предполагало специфику места и культуры. Речь шла о людях с прочными семейными связями с Джугой. Джугинские армяне были «диаспорой в диаспоре», если использовать характеристику Джонатаном Израэлем сеф...

Выводя доверие и сотрудничество из поля абстрактных философских дискуссий и встраивая их в конкретный контекст социальных сетей, принятых в них «норм» правильного поведения и санкций по поддержанию таких норм, исследования по социальному капиталу доказали, что они являются плодотворным инструментом анализа  множества проблем - от слаборазвитости «третьего мира» до обществ и экономик, проходящих через постсоветский транзит.