aUTHORS

Армянин, таким образом, выступает здесь одновременно, как фигура национальная и экономическая, и эти противоречия, конечно, создавали все данные для зарождения в части грузинского населения армянофобии, которая, затем, отрываясь от породивших ее, чисто местных впечатлений, направлялась уже на армянский народ, как таковой.

Становясь не на историческую точку зрения принадлежности земель к составу старых грузинских царств, а на точку зрения преобладающего ныне населения, необходимо исключить из состава реальной Грузии, как негрузинские, те провинции, которые входили в состав исторической Грузии, но затем, по разным причинам, изменили свою национальную физиономию.