vIDEO

ПРОСВЕТ В РЕАЛЬНОСТЬ. НЕСОВЕТСКОЕ КИНО В СССР -3

 

третья часть интервью с Тиграном Хзмаляном:

 

(фрагменты беседы)

 

Карен Агекян Мало кто из нынешнего поколения знает, какое влияние имело появление видеомагнитофонов в СССР. С одной стороны это было прорывом, потому что советская цензура перестала играть всякую роль. С другой стороны это было разрушением той магии, когда человек ходил в кинотеатр.

 

Тигран Хзмалян Советская система подверглась двум гигантским ударам. Первым ударом был звуковой удар, связанный с появлением кассетных магнитофонов. Люди стали слушать не то, что транслировалось по всей стране, они стали слушать Высоцкого, Галича, Окуджаву, Beatles, Rolling Stones. Этот удар разрушал монополию и давал возможность выбора. Второй удар был визуальным, видеомагнитофоны разрушили монополию на изображение, на картинку. И этого удара советская система уже не вынесла.

В основном люди смотрели эротику и это тоже очень важно, потому что секс в центре человеческой культуры, человеческих взаимоотношений. Убрав секс из официальной культуры Советский Союз сам себе подготовил ловушку.

Это связано довольно любопытным образом со вторым вопросом, который ты затронул. Кинематограф был, конечно, последней великой религией перед Интернетом. Но религия требует собрания, соборности, совместного переживания. И залы кинематографа, куда ходили люди, иногда даже эмигранты, не знавшие языка. Видео сыграло роль протестантизации этой религии.

Видео привело к тому, что сейчас закончил Интернет. Это религия для одиночек, не случайно первым главным сокращением новой культуры стали буквы РС – персональный компьютер. Новая религия – религия индивидуума, она заканчивает с коллективизмом, с этой иллюзией, хотя новые технологии, конечно, не ограничиваются индивидуализацией. Главное, что новые технологии приводят к колоссальной демократизации. Сейчас снимать и выкладывать в Интернет, то есть на рынок, может практически каждый.

Интересна всегда идея, страсть. Своим студентам я говорю именно об этом – вам в десятки раз легче снимать. Вы можете снимать на телефон, достигая того же результата, которого я двадцать лет назад достигал с ассистентами, светоустановщиками, рабочими, тележками и всем прочим. Но конечный продукт ценится не по технологическим характеристикам. Искусство – это игра, и она для человека не менее важна, чем жизнь.

Страсть и идея так же важны, как и тысячу лет назад,

 

К.А. Что происходит с общественной ролью искусства? Веришь ли ты, что люди, которые потребляют искусство в индивидуальном порядке, могут под впечатлением от просмотренного  одновременно выйти на улицу?  Или эта функция культуры осталась в прошлом?

 

Т.Х. Среди многочисленных кнопочек, которым оснастили человека новые технологии, есть замечательная функция «share» - «поделиться». Раньше, стоя в очереди к билетной кассе, мы спрашивали у выходящих, о чем фильм, тот быстро на ходу отвечал и мы думали брать билет или не брать. Сейчас делиться легче и вещь, которая волнует людей, тут же расходится в реальном времени. Зритель становится как бы соавтором, он делится увиденным, привнося что-то от себя, иногда своими комментами, иногда своей аудиторией. Мы ищем и находим новый баланс между индивидуальным и общественным.

 

смотреть на Youtube на канале HAMATEXT

oN THE TOPIC

Նրանց համար, ովքեր զանգվածային ոճիրների վրա են աշխատում, մասնավորապես 1915 թ. դեպքերի, շատ կարևոր էր զոհի դերը լքել, ավելի վերևից դիտել և վերլուծել այս դեպքերը: Վերլուծել ոչ միայն իբրև հայկական երևույթ, այլ ունիվերսալ, միջազգային երևույթ, զանգվածային ոճիրների  մի մաս:

Հարկավոր է զանազանել Հայկական հարցը և ցեղասպանությունը:  Հայկական հարցը գոյություն ուներ, կասկած չկա: Ավելի ներքին հարցեր էին, կապված հողատիրության, կամ քրդերի հետ հարաբերությունների, ներքին իշխանական համակարգի, ժողովրդավարացման և ընդհանրապես հայերի ամենօրյա ապահովություն հետ:

Պատմաբանը իր դերի մեջ է՝ այսինքն ըմբռնել և որոշ կերպով աստիճանաբար հանրային կարծիքին փոխանցել իր հասկացած գիտելիքը: Նրբությունը հետևյալն է: Եթե վերցնենք հայկական և թուրքական պատմագրությունը, երբեմն շփոթություն կա, թե ո՞րն է պատմաբանի դերը ՝ պիտի դառնա դատախազ և որոշ կերպով դատավարություն պիտի պատրաստի, կամ պիտի մնա իր ավելի նեղ դերի մեջ: